На базе университетского детского сада № 49 реализуется развивающая программа, которую курирует Международный центр исследований развития человека ТГУ. С прошлого учебного года дети, родители и воспитатели университетского детсада № 49 участвуют в исследовании – в развивающей программе «Мышонок и его друзья», направленной на развитие социальных навыков у дошкольников. О том, какие «бонусы» несет эта программа ее участникам, какие результаты надеются получить от нее психологи и о пользе взаимодействия «практиков» с «теоретиками» мы беседуем с профессором Юлией Ковас – руководителем Международного центра исследований развития человека, заведующей лабораторией когнитивных исследований и психогенетики ТГУ.

– Мои научные интересы связаны с изучением детского развития в самых разных аспектах, но основная тема, которая проходит через все наши исследования – это причины индивидуальных различий среди детей всех возрастов. Мы все знаем, что дети разные – по мотивации, по способностям, когнитивным функциям, и это влияет на то, как они готовятся к школе, а затем осваивают школьную программу. Помочь им можно с помощью развивающих программ. И вот этот конкретный проект, который реализуется в детском саду, базируется на достаточно пессимистической ситуации, характерной не только для России, но и для всего мира: не существует эмпирических данных по оценке эффективности этих самых развивающих программ. А ведь их огромное множество, и российских и зарубежных, развивающих навыки чтения, счета, когнитивные функции, социальные аспекты поведения, общения со сверстниками и так далее.
Конечно, программы создаются не на пустом месте, их разрабатывают специалисты в области психологии. Но в любом случае необходимо экспериментальным, эмпирическим путем оценивать их эффективность. Здесь есть прекрасная аналогия с медициной – это клинические испытания, они проводятся в отношении новых лекарств и методик в течение долгого времени (до пяти лет), прежде чем препарат или метод будут внедрены в широкую практику. Мы считаем, что в отношении развивающих программ тоже необходимы своеобразные «клинические испытания», чтобы можно было оценить их эффективность, сравнить разные программы друг с другом.
В итоге мы выбрали для нашего проекта развивающую программу «Мышонок и его друзья», которая направлена на развитие социальных навыков у детей, и будем оценивать, насколько она помогает дошкольникам, по специальной методике.

– Расскажите нашим читателям поподробнее о том, что это за программа?

– Она довольно широко внедрена во многих канадских дошкольных учреждениях, но неправильно было бы считать ее канадской: она основана на научных педагогических знаниях, полученных учеными со всего мира. Мы выбрали ее из большого количества других программ, тоже очень неплохих. Достоинства «Мышонка» в том, что она очень хорошо разработана с точки зрения методического сопровождения – есть материалы для воспитателей, для родителей, для кураторов и так далее. На каждом этапе все участники программы четко знают, что происходит, что они должны сделать, что получить в итоге.

Главная цель «Мышонка» – развитие социальных навыков у детей, снижение агрессивности, улучшение дружеских отношений. Есть и другие компоненты, но эти, наверное, главные. По программе уже опубликовано довольно много исследований, которые демонстрируют эффективность «Мышонка» по сравнению с его отсутствием. Надо сказать что особенный эффект этой программы в зарубежной педагогической практике виден в сложных условиях – когда она проводится с детьми, родители которых имеют низкий социально-экономический статус, или с детьми, испытывающими затруднения в поведении. Есть данные и по обычным, «не отобранным» детям. Но наш проект нацелен на всестороннее и многоаспектное исследование, которое будет длиться в течение долгого времени и должно дать точные данные об эффективности этой развивающей программы.

– Прошел год, можно ли говорить о результатах «Мышонка»?
– Нет, об итогах говорить еще рано. Сама методика работы в общем довольно простая и состоит из нескольких контрольно-диагностических замеров по показателям как когнитивного развития детей, так и социального. Создаются несколько групп, в которых реализуются разные программы, в том числе и «Мышонок», проводится диагностика с участием детей, родителей, воспитателей до начала реализации программ. Воспитатели, реализующие программу «Мышонок», проходят предварительное обучение и начинают вести занятия по определенной методике, причем они встроены в обычный режим работы детского сада – просто один-два раза в неделю организуются дополнительные игры. Затем проводится повторная диагностика, и путем специального анализа идет сравнение. Другое дело, что с научной, методологической точки зрения учитываются самые разные условия – например, должна соблюдаться случайность попадания детей в группы, реализующие различные программы, нужно учитывать, что часть детей будет выбывать из программ (часто болеть, уезжать и т.д.). То есть логика исследования простая – но его выполнение весьма сложное.
Чтобы уверенно говорить о результатах, нам надо увеличить выборку, увеличить срок проведения программы, – думаю, в следующем году уже будут получены достоверные данные об эффективности «Мышонка».

– Были ли какие-то сложности с проведением программы – в самом начале, или в процессе?
– Думаю, нет. Во-первых, я хочу подчеркнуть, что детский сад № 49 стал оптимальной базой для проведения исследования. Это полноправные партнеры. Здесь есть очень мощная административная поддержка, а воспитатели показали себя настоящими профессионалами, заинтересованными во внедрении программы. Во-вторых, мы же и не с нуля начинали проект, у нас есть огромный опыт наших коллег, в том числе и канадских. Исследование прошло все стадии подготовки, начиная с заявки, в которой были прописаны абсолютно все аспекты программы – информирование родителей, конфиденциальность, анонимность хранения данных. Заявка на этическое одобрение рассматривалась международными экспертами, и они очень жестко оценивали, к примеру, наши возможности сохранения конфиденциальности, ну и так далее. Теперь мы просто следуем протоколу, одобренному этическим комитетом.

– Как вы думаете, родителям было непросто принять саму идею внедрения программы? Не восприняли они ее как «эксперимент над детьми»?
– На самом деле это эксперимент не над, а с участием детей, и самое главное – с участием родителей, всей семьи. В действительности все дети постоянно находятся в ситуации эксперимента, ведь любая игра, методическое занятие, какая-то ситуация в детском коллективе – все это оказывает воздействие на личность. То есть вреда от программы никакого нет, но мы хотим понять, насколько она эффективна – и в целом, и ее отдельные элементы. То есть мы в итоге хотим – и надеюсь, что сможем – найти оптимальные методы для конкретных детей, для конкретных ситуаций. Кстати, наша программа отличается от других тем, что она уже показала хорошие результаты в других странах. Есть похожие российские аналоги, и косвенно мы будем и их анализировать, так что может получиться, что отдельные элементы именно из российских разработок будут более эффективными.

– Известно, что родителей на первых собраниях очень волновал вопрос – насколько адекватен перенос иностранной программы на российскую почву?
– Еще раз подчеркну, что все современные развивающие программы формируются на основе педагогического и психологического знания, доступного мировой науке. «Мышонок», действительно, был изначально внедрен на французском языке, но он давно уже переведен на английский, а теперь и на русский. И это не просто перевод, была проведена огромная работа по адаптации материала, в которой участвовали и сотрудники детского сада, и специалисты по детской психологии – как российские, так и наши зарубежные коллеги. Что-то было отредактировано, что-то вообще не является абсолютно новым и совпадает с тем, что уже давно используется. При диагностике мы используем инструменты, разработанные и английскими, и канадскими учеными, применяем и собственные методы. Нам есть на что опереться, это очень важно.

– Получается, что наука и «высокая теория» напрямую соединились в вашем проекте с самой что ни на есть «практикой». Вы позитивно оцениваете этот опыт?
– Однозначно. Прикладной аспект – один из самых важных в миссии нашего Центра. Нам очень хотелось бы, чтобы все фундаментальные знания в конечном счете выливались в лучшие практики развития детей, причем на всех этапах их образования. Исследования по эффективности предлагаемых методов являются своеобразным «мостиком» между наукой и практикой, а этого сейчас очень сильно не хватает.

– Можно ли назвать причины, по которым именно университет начал подобный новаторский проект?
– Конечно, ведь здесь уже создано самое главное – база для проведения такого рода исследований. Уже пятый год в ТГУ работает лаборатория когнитивных исследований и психогенетики, в 2015 году был создан один из центров превосходства ТГУ – Международный центр исследований развития человека, который консолидировал несколько разных подразделений, так или иначе занимающихся вопросами индивидуальных различий. Создана структура, которая позволяет осуществлять подобные масштабные проекты. К тому же к участию в работе привлечены наши зарубежные партнеры, известные ученые и ведущие специалисты. Это Ричард Трэмблэй, Мишель Буаван, Сильвана Коте и Изабель Винет. Например, Ричард Трэмблэй является почетным профессором нескольких университетов мира, он один из наиболее цитируемых психологов в области детского развития.

– Насколько долго должны продолжаться подобные исследования?
– Это, можно сказать, самый больной вопрос. Мы стараемся охватить детей нескольких возрастов – четырех- и пятилетних, потом хотим подключить другие возрастные группы – и одновременно продолжать работу с теми, кто давно участвует в программе. В одном из английских проектов работа с одними и теми же детьми продолжается в течение уже 20 лет, и нам очень хотелось бы осуществить что-то подобное. Например, нашим коллективом получен грант Российского научного фонда на проведение лонгитюдного исследования, во время которого мы начинаем работу с планирования беременности. Самый богатый материал в науке получается как раз из реализации таких проектов.

– Представляется, что «Мышонок» – это не только веселые игры в детском саду, но и великое множество черновой работы?
– Конечно, и именно она является основой всего. Ведь здесь важно все – и карандаши, которые должны достаться каждому ребенку, и распечатанные методические материалы для воспитателей, и буклеты и листовки для родителей... Все это нужно подготовить, раздать, собрать, внести данные в специальные базы данных (а для устранения погрешностей один и тот же материал вводят два человека независимо друг от друга), и только потом получаются какие-то предварительные данные для собственно анализа, размышления и интерпретации. Здесь огромную помощь оказывает наша молодежь – студенты, магистранты, аспиранты, которые вовлечены во множество наших проектов. Без них ничего бы не получилось – впрочем, как и без детей, без их родителей, воспитателей и всех университетских исследователей, которые задумали и реализуют этот сложнейший, но невероятно интересный проект.

Наталья Жилякова