Режиссер театра куклы «Скоморох» Сергей Иванников со спектаклем «Сказка о рыбаке и рыбке» номинирован на престижную театральную премию «Золотая маска» сразу в трех номинациях: «Лучшая работа режиссера», «Лучшая работа художника» и «Лучший спектакль» (театр кукол). Имена победителей станут известны только в следующем году. А пока мы решили побеседовать с Сергеем Иванниковым и директором театра «Скоморох» Ларисой Отмаховой о том, что же такое кукольные спектакли.

Сергей Валерьевич, как давно вы занимаетесь режиссурой, театром?

Сергей Иванников: В театр я пришел сразу после армии, мне было тогда лет 20. Я включал магнитофон, озвучивал спектакли. Потом я работал в столярке, потом в бутафорском цехе. После этого я сделал свою первую постановку как художник-постановщик, потом вторую, и так далее. А режиссурой я начал заниматься еще в Тамбове начале 1990-х годов. Это был театр кукол.

Почему куклы?

С. И.: Потому что это прекрасно. Потому что это самое лучшее, что может быть в жизни. Потому что это тайна, это история, это мистика. Вы представляете: лежит кукла, и вдруг раз — и она живая. Ну как это может не «зацепить»? Это, по-моему, даже в детском саду у меня было, когда вот эти дурацкие Петрушки на пальчиках. Она валяется, эта головочка кукольная, а потом она надевается на палец и можно что-то с ней сделать. Ну это же фантастика.

В чем сложность постановки кукольных спектаклей?

С. И.: Сложности вообще никакой нет, это легко и просто, потому что я ничего не делаю. Мне кто-то говорит про это. Оттуда (показывает рукой вверх). И оно получается. Это как чистый лист бумаги. Он перед тобой лежит, и вдруг начинает рука что-то там вытворять. Никто не знает, как это происходит. А вообще сначала возникают какие-то идеи, мысли. Конечно, есть здесь драматический материал какой-то, есть авторы замечательные, которые пишут пьесы или просто сказки. Но все равно, если говорить о режиссуре, то нужно это пропустить через себя, это надо обработать, переработать, понять, что ты хочешь из этого материала. Почему из сказки рождается пьеса? Потому что это более сценично. Сказка — это сказка, это устный пересказ. А пьеса — это уже постановочные дела, это уже драматургия. Поэтому режиссеру нужно, конечно, понять, что вообще он хочет, почему тот или иной материал привлек его внимание. Когда ты это понимаешь, когда ты делаешь раскадровку у себя в мозгах и одновременно разрисовку на кадры на бумаге, то все складывается в конце концов. Получается некий образ спектакля, который рисуется, выдается в цеха, потом все это делается и выползает на сцену к артистам. Все очень просто.

Как происходит внесение режиссерского видения в сказку или пьесу?

С. И.: Это миллионы вариантов. Возьмите всех режиссеров, и каждый из них сделает по-своему. И это будет отдельное произведение каждого отдельного режиссера. Все зависит от того, кто как относится к автору, бывает, что исходное произведение переделывают так, что ой-ой-ой. Автор прямо может даже поплакать. Я всегда к автору относился осторожно, никогда помарок особых не делал. Если только это касается зрительного ряда, тексты старался всегда не трогать.

Почему «Сказка о рыбаке и рыбке»?

С. И.: Это же Пушкин. Тоже фантастика — это же личность. Это же Пушкин. Как его можно не поставить? Тем более, он к этому подводит сам. Вы читали сказки Пушкина? Как от этого можно отказаться? Или от той же «Пиковой дамы», например? Это же произведение, которое сам Бог велел сделать в театре кукол. Или Гоголя взять. Он же наш человек вообще, кукольник. Вообще поставить можно все, даже телефонную книгу, только придумать надо. Вот это и задача режиссера.

Что вы внесли в «Сказку о рыбаке и рыбке»?

С. И.: Вообще эта сказка довольно понятная. У меня это спектакль без текста, потому что Пушкина прочитать мог бы только он сам. Мне не понравилось, что кто-то может читать за него. Поэтому все строилось на зрительном ряде. И это своего рода иллюстрация, которая не потеряла своего смыслового значения. Я бережно отнесся к Пушкину, никаких перевертышей там не было.

Почему именно этот спектакль подали в номинации «Золотой маски»?

Лариса Охматова: Каждый театр представлял на «Золотую маску» те спектакли, которые он выбрал сам. Мы подавали два спектакля: «Сказка о рыбаке и рыбке» и «Последнее шоу». Нам казалось, что это два совершенно разных спектакля, совершенно разных направления, как для зрителя, так и для театра. И мы для себя решили, что эти две постановки достойны обсуждения и привлечения критиков и театроведов. Если мы говорим о «Сказке о рыбаке и рыбке», то здесь очень сильный визуальны ряд, соединение театра кукол. Музыки, текста, который считывается, это интересное «оживление» пространства и куклы. Если говорить о «Последнем шоу», то это обращение к теме вечного, мы ходим и живем, дышим воздухом, но не ощущаем, кто с нами рядом. И для нас эта тема очень сильна еще и тем, что мы обращаем свой взор на тех, кто рядом. Эксперты «Золотой маски» отсматривали два спектакля. И мы, конечно, рады тому, что мы попали по трем номинациям в претенденты «Золотой маски». Если говорить о театре кукол, то в этом году достаточно серьезная конкуренция — это восемь театров России, те, которые не единожды номинировались на «Золотую маску» и получили ее. Это будет, я бы сказала, битва театров, режиссеров и художников. Мы знаем всех, кто сейчас является номинантами. В этом году, как говорят сами эксперты, была представлена очень интересная афиша.

Как оценивается профессионализм режиссеров и художников в театре кукол?

Л. О.: Я думаю, нельзя выделять отдельно драматические театры и театры кукол. Рассматривается работа режиссера, сценографическое решение, работа художника, декорации, костюмы, куклы, как это все оживает и работает внутри спектакля. Сюда же относится профессиональная работа актеров, но в нашем спектакле сложно было оценить актерскую работу. Это можно было оценить только как ансамбль, потому что есть спектакли, где актеры работают живым планом, или один актер водит куклу, но когда куклу водят три человека, это можно рассматривать только как ансамбль. К сожалению, такой номинации сейчас не было. Прежде всего, смотря спектакль, эксперты обращаются к материалу, какой спектакль ставится, к драматургии. Много вопросов задается к тому, почему выбран именно такой жанр. У каждого свое прочтение материала. Театр — это сопереживание, эмоции, разговор, на который мы выводим зрителя.

В спектакле «Сказка о рыбаке и рыбке» вы сами — и режиссер, и художник. Вы всегда сами выступаете художником в своих спектаклях?

С. И.: Каждый художник должен быть немножко режиссером, а каждый режиссер должен быть немного художником. Когда есть такое сочетание, это оптимальный вариант. Я к этому пришел со временем, и сейчас мне кажется, что лучше работать самому. У каждого режиссера должно быть свое лицо, свой стиль. Для этого лучше работать самому, хотя я и не исключаю контакта с другим мастером.

Кукол для спектаклей вы делаете своими руками, или руководите мастерами, которые их делают?

С. И.: Я делаю эскизы, я делаю чертежи технические, и, конечно, все создается под моим присмотром. Сначала я все придумываю в голове, затем разрабатываю на бумаге, потом отдаю в цеха. Спектакль спектаклю рознь, системы кукол могут быть разными, их очень много. Это всегда индивидуальный подход даже к какой-то тряпочке, фактуре, каждый спектакль по-новому. Большую роль играет свет уже на самом спектакле. Тут тоже все очень сложно. Я, например, люблю «черный кабинет», потому что это фокус, это волшебство. Театр кукол без «черного кабинета» быть не может. А это, конечно, очень сложный свет. Без света театр кукол жить не может.

«Сказка о рыбаке и рыбке» — это новый спектакль, или он уже успел получить какие-то награды?

Л. О.: Да, он побывал на фестивале «Ямал» в Новом Уренгое, мы были приглашены с этим спектаклем. Он получил высшую награду фестиваля — приз жюри. Он был не конкурсный, и номинации были придуманы такие: лучший по мнению жюри бабашек, лучший по мнению детского жюри, а также выбор профессионального жюри. И вот именно оно во главе с председателем Олегом Лоевским, который является одним из самых выдающихся театральных критиков, выбрало наш спектакль для получения высшей награды фестиваля. Помимо этого, «Сказка о рыбаке и рыбке» участвовала в областном фестивале «Маска», который проходил в прошлом году. Наш спектакль получил высшую номинацию — лучший спектакль сезона среди всех театров нашей области. Этот спектакль отсмотрели, получается, уже три команды критиков.

С. И.: То есть, если даже «Золотую маску» он не получит, он уже «прозвиздел».

Л. О.: На мой взгляд, это большая школа для театра. Когда был приглашен Сергей Валерьевич, мы набрали молодых актеров, и в этом спектакле десять актеров, и для них всех это первая роль. Все актеры этого спектакля — молодежь, кто-то из них даже никогда не держал куклу. Для них работа с мастером была первой. Они сразу попали на фестиваль, в конкуренцию, и планка уже поднята, теперь ей надо соответствовать и расти. Это не тот проходящий спектакль, который можно отыграть и забыть.

С. И.: Не каждому молодому актеру так везет. Обычно он сидит три года, держит грибок над ширмой. А тут раз — и на фестивали, они все молодые, сразу после театральных институтов. И это очень хорошо. Мы специально подбирали для этого спектакля только молодых актеров. Главное, чтобы они теперь не зазнались.

Беседу вела Наталья Киселева