Всем - и женщинам, и мужчинам - посвящается

Пятилетний сын моей «англичанки» говорил, что его мама работает языком. Все смеялись, а это - чистая правда. Когда меня просят так же коротко определить суть моей профессии журналиста, я честно отвечаю:

- Уговариваю людей делать то, что они делать не обязаны: давать интервью, делиться информацией, личными мнениями и эмоциями.

Конечно, пятилетний мальчик формулирует лучше, короче, но мне простительно - я старше его в десять раз. Однако исторически так сложилось, что за 30 лет в профессии я уговорил тысячи людей. Мне пора издавать пособие: «100 способов уговорить людей и не быть посланным куда подальше».

Беда в том, что я до сих пор не знаю ни одного стопроцентного способа уговорить женщину. Это при том, что каких-то успехов в этом нелегком и увлекательном деле я все равно добился.

Моя прекрасная московская коллега, хорошо известная томичам Инна Поцелуева, с которой мне посчастливилось работать на НТВ, даже ввела у нас в редакции разделение труда. Если мне надо было уговорить мужчину, в дело вступала Инна со своим низким бархатным голосом. Если ей нужно было уговорить сниматься женщину - я со своим дискантом.

Что же я понял за свою долгую профессиональную жизнь о вас, любимых?

Если женщина действительно не хочет - уговаривать ее бесполезно. Можно пытаться это сделать через час, три дня, год - вы только заслужите репутацию зануды. Хуже зануды для женщины только скупой. Скупой зануда для женщины просто не существует как биологический вид.

Если женщина хочет, но сейчас не может, - нужно дать ей время и возможности. Бесполезно уговаривать женщину дать интервью, если на ней сегодня «не та кофточка» или непрокрашенные волосы. Нужно смириться с тем, что интервью будет перенесено на завтра. Даже если перенести его на семь утра, все равно в пять утра в этом городе откроется какой-нибудь салон красоты, или сонный хмурый мастер приедет к женщине домой на такси, и тогда к семи-ноль-ноль женщина будет выглядеть так, будто сегодня вечером у нее последний и решительный бой.

Если женщина и хочет, и может, нельзя давать ей времени передумать. Женщина имеет такое право и особенность. Дайте ей на раздумье час, - и природная осторожность внезапно возьмет верх. Она посоветуется с подругой, и та ей непременно скажет: «Не вздумай! Он возьмет то, что ему надо, и ты останешься полной дурой. Тебе мало истории с Павликом (Геной, Сережей)?».

Если женщина уже дает вам интервью, нельзя ее предавать. Если свет поставлен плохо, и под глазами ее круги, если она ошиблась или оговорилась, останавливайте съемку или переснимите все. Женщина должна быть красивой и умной во что бы то ни стало. Это вносит в мир красоту и гармонию в вашу жизнь.

Если вы взяли интервью, но использовали его так, что женщина выглядит плохо: склочно, дурно, неумно, женщина не простит вам этого никогда. Она даже будет здороваться с вами, но лучше вам от этого не будет.

Женщина - слабое существо, но у нее, в отличие от нас, всего одно слабое место. Зато какое. Его точно определил Адриано Челентано в «Укрощении строптивого»:

- Главное – заинтриговать!

- Это как?

- Завтра расскажу.

Если вы заинтригуете женщину - вы победили. Если потом не оправдаете ожиданий - погибли.

Поэтому сегодня, в завершение 8 марта, когда интрига раскрыта, интервью взяты и бог весть как использованы, а примороженные цветы уже начали увядать, хочется сказать вам, милые женщины, как тот еще Сократ: я знаю, что ничего о вас не знаю. Возможно, именно поэтому мы и в 50 чувствуем себя иногда с вами пятилетними мальчиками. «Такая, блин, вечная молодость!».

С благодарностью, Андрей Остров