Как только с верхних этажей тусуровского общежития на Южной перестали сбрасывать ламповые телевизоры, а самодельные факелы в пожароопасный период запретили, День Радио немного потерял в моих глазах в своей самодеятельной прелести, но зато вырос в масштабах. Девчонки ТУСУРа по красоте и длине ног не уступают гуманитарным факультетам ТГУ и ТПУ, которые тоже теперь участвуют в ежегодном приуроченном к Дню Радио студенческом фестивале. Всегда есть на что и на кого посмотреть. В прошлом году из радиотехнических окон выбросили 500 рекордных едениц электронной, компьютерной и даже бытовой техники. Но ни один старый процессор, монитор, а уж тем более холодильник или плазма не взрывается так, как кинескоп старого лампового телевизора. Простите, ворчу, возраст.

Ничего страшного в том, что студенческая самодеятельность формализуется, нет. Больше чем уверен, что первая парусная регата между студентами Оксфорда и Кембриджа в 1829 году была проведена просто на спор между двумя студентами-гребцами этих престижных учебных заведений. Два Чарльза - Уортсуорт и Меривель - просто побились об заклад, что их классическая восьмерка с загребным будет первой. Собрались на Темзе в начале июня недалеко от Лондона и давай загребать. Потом, как водится у англичан, проигравшие кембриджцы поили победивших оксфордцев. На гребной батл руководство двух престижнейших университетов, уверен, поначалу даже не обратило внимания: ну, шалят студенты, дело молодое. Гонки то проводили, то не проводили, но через 30 лет они стали ежегодными, лондонскими, между двумя столичными мостами Патни-бридж и Чизик-бридж. Посмотреть на гонки по берегам и мостам Темзы собираются тысячи болельщиков, а телевизионные трансляции смотрят миллионы. Такая судьба у обычного студенческого спора.

Конечно, я не уверен, что лет через 10 в ректорате ТПУ и ТГУ будут обсуждать кандидатуры тех, кто ночью пойдет красить сапоги памятника Кирову и писать на близлежащей стене the Wall. Но, судя по тому, как пытаются организовать нашу жизнь, и такое возможно. Исчезает хорошая фрондерская традиция, про которую так любят слушать все приезжие в Томск. Вот и с факельным шествием: уже никто не собирает консервные банки и не тырит отработку масла из тусуровского гаража для самодельных факелов. Все знают свое место в колонне и меры безопасности при сбросе техники.

— Мы перестали лазить в окна к любимым женщинам; мы перестали делать большие и хорошие глупости…, — говорил пьяный Ипполит из «Иронии судьбы». А что у пьяного было на языке, то сегодня и трезвый скажет.

Может быть, вся наша креативная энергия глупости ушла в интернет? Может, как говорит хороший томский писатель Владимир Костин, «бог молодости» покинул нас?

Еще раз повторюсь, не беда, что стихийные студенческие шалости формализуются. Беда, если они исчезают вообще под чутким присмотром студенческих профкомов и управлений социальной политики. Дело дошло до того, что в томских университетах создают специальные сервисы-«трамплины», которые помогают студентам реализовать их креативные идеи. Типа, студенты сами не в состоянии уже.

— Вы не знаете, где взять старые консервные банки и отработку масла для факелов? Мы поможем вам! — говорят эти сервисы.

Между тем, с тех пор как в Томске есть два моста, я ношусь с идеей студенческих гонок между ними. Расстояние, кстати, между ними примерно такое же как между Чизик и Патни бриджами. В ТУСУРе, кстати, прекрасные традиции, академической гребли. Восьмерки, распашные, все дела. Можно пригласить на гонку студентов из Новосибирска и других городов. Намоним им, кто студенческая столица Сибири. Или не напомним. Последним, кому я говорил об этой идее, был вице-губернатор Алексей Князев. Через два дня после нашего разговора, он ушел в отставку.

Это никак не связанные между собой факты, просто совпадение.

А вечером после гребли, прости господи, можно и факельное шествие возродить. На воде. С настоящими факелами. РАДИ праздника, это даже МЧС может согласовать.

С Днем РАДИО, вас, томичи.

Андрей Остров