Уже 72 года? Не могу осознать, что вовсе не сегодня, а тогда, в три часа ночи, нас подняла команда: «Подъем! Тревога!». Выбегаем на плац. Светает. Наши преподаватели не в привычном штатском, а в форме, сверкают золотыми погонами и наградами.   Оркестр играет встречный марш, выносят знамя. И мы слышим: «Германия капитулировала, мы победили, война закончилась, сегодня День Победы!».

Помню почти все, и серьезное, и мелочи. Нам дали подарки — каждому новые носки, а всему взводу — кусок хозяйственного мыла (мы тут же обменяли его на буханку хлеба, есть-то все равно хотелось!). Днем — весь город на улицах. Мы, до немыслимого блеска надраив пуговицы, отутюжив брюки, начистив ботинки, проходим парадным строем. И нам, мальчишкам, не успевшим на фронт, но уже надевшим форму, женщины бросают под ноги букетики полевых цветов. Нам-то за что?

До сих чувствую себя неловко, принимая поздравления в майские дни.  Родившиеся в первой половине 1927 года — призыв и на фронт, а июль-декабрь — как получится. Я родился в декабре. И получилось, что Берлин взяли 1-2 мая, фронту мы уже не понадобились, и я добровольно вступил в РККА лишь 1 июля 1945 года. Те, кто погиб весной, спасли мне жизнь! А у меня — медаль «За доблестный труд», ибо капелька моего труда тоже вложена в Победу. Заслужил ли?

Но ведь это частичка общей правды. Зимой, семиклассником, окончил курсы трактористов, летом стал членом тракторного отряда районной машинно-тракторной станции. Четверо мальчишек 14-15 лет, четыре девушки постарше и покрепче, однорукий бригадир — вторую руку он потерял под Вязьмой. Четыре трактора СТЗ. Полная обработка земель нашего колхоза. Сегодня говорят, что это невозможно. И мне, чем дальше уходит время, начинает казаться, что вообще все это какое-то чудо.

22 июня 1941 года чуть заикающийся В. Молотов сказал (обычно эти слова приписывают И. Сталину, но не в авторстве дело): «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!». И даже когда фашисты оказались у Москвы, когда вышли на Волгу, когда попытались раздавить нас под Курском и не пустить за Днепр, мы не сомневались в справедливости этих слов. И в этой уверенности — одна из причин Победы.

А сегодня я все чаще задумываюсь: как это случилось? У Гитлера — опыт разгрома польской и французской армий! Вся Европа против СССР! Союз социалистической страны с империалистами? Черчилль за одним столом со Сталиным? Чудо? Нет, я в чудеса не верю, это мудрость, это мужество, это героизм, это блестящая дипломатия, это талант полководцев, это «всё для фронта, всё для победы».

И разве не чудо, что 9 мая 1945 года над всей территорией СССР, от Кенигсберга до Камчатки, сверкало солнце? Высшие силы подтвердили: вы  правы, зло повержено!

И еще одно прочно осталось в памяти. Наши деревенские мужики еще недавно служили в дивизии Владимира Азина. А кое-кто служил у Колчака. И полного мира между ними никогда не было. Но 22 июня все они стояли в единой очереди у райвоенкомата. Гражданская война кончилась, началась Великая Отечественная, в ней проявилось единство нашего народа, защищавшего не одни только классовые интересы, но самое главное — Родину!

Отдельные исключения тогда не портили общую величественную картину. Но что с нами случилось ныне? Сумеем ли мы восстановить единство народа? Уверен, сумеем! Ведь наше дело правое, мы победили в 1945-м, победим и ныне!

Лев Пичурин, депутат Законодательной думы Томской области