Жителю Томска Николаю Муравьеву всего 28 лет. Молодой человек активно участвует в общественной жизни, ведет станицы в нескольких соцсетях, следит за модой, занимается спортом, любит свою работу. А еще — еще стремиться сделать Томск доступным для инвалидов-колясочников. Сам Николай тоже вынужден передвигаться на коляске.

Семь лет назад жизнь парня разделилась на «до» и «после»: 30 января 2010 года, в результате несчастного случая он получил травму позвоночника. Сейчас Николай может передвигаться только на кресле-коляске, он знает, каково это, когда ты не можешь выйти из дома, попасть в аптеку или продуктовый магазин, потому что там нет пандуса, а поход в поликлинику каждый раз, как лотерея, — повезет тебе встретить людей, которые помогут подняться на крыльцо, или нет. Слово «инвалид» Николай не любит и предпочитает говорить «человек с ограничениями», «человек с физическими ограничениями» или «маломобильное население».

Николай Муравьев рассказал корреспонденту портала Tomsk.ru о том, как любимая работа не дает опускать руки, почему Томск можно назвать недоступной средой, и что нужно сделать, чтобы в умном городе все было по уму.

От рядового фрилансера до «Звездного мастера»

Николай признается, что после несчастного случая больше всего его пугала неизвестность. Если раньше, он, как многие молодые люди, ходил в университет, работал, тусовался с друзьями, строил планы на будущее, то после того, как он очнулся в больнице, было не очень понятно, как жить дальше.

«Родственники не давали мне расслабиться, поэтому не было каких-то соплей, уныния и депрессии, — смеется Николай. — Через год после несчастного случая я восстановился в университете. Сначала получил диплом бакалавра, а в 2013 году — диплом магистра по программе «Графический дизайн». Все это время я много работал, рисовал сайты, логотипы, иллюстрации, принты».

Молодой человек признался, что порой мог работать сутки напролет, отрисовывая очередной заказ. Но постоянно находиться практически в неподвижном положении было нельзя, поэтому Николай решил заняться чем-то новым. Так он стал «Звездным мастером».

«Я сделал одну из иллюстраций со штурмовиком из «Звездных войн», и решил провести фотосессию для рекламы этих иллюстраций. Сначала я думал купить шлем для съемки, а потом решил сделать его сам. Мне пришлось изучить все тонкости изготовления, потому что я выбрал самый сложный способ создания шлема. После этого все закрутилось. Со временем понял, что получаю больше удовольствия от ручной работы, результаты которой можно потрогать», — делится воспоминаниями парень.

Николай рассказал, что на создание первых шлемов могло уйти больше двух месяцев.

«Сначала нужно изготовить прототип. Потом с прототипа делается силиконовая матрица, в которой будет отливаться сам шлем. В матрицу заливаются пластики, а после того, как они застынут, необходимо обработать заготовку будущего шлема и вырезать все детали. Потом идет процесс грунтовки и покраски. Затем — вклейка внутренней части. На первые шлемы уходило много времени. Теперь, когда у меня уже есть матрицы, на изготовление шлема уходит около двух недель», — объясняет Николай.

Кстати, молодой человек самостоятельно собрал для работы 3D-принтер, на котором он теперь может печатать часть деталей для шлемов. По словам Николая, на создание печатающего помощника ушло примерно пять месяцев.

Как будет развиваться работа «Звездного мастера», Николай не загадывает. Однако молодой человек рассказал, что ему хотелось бы создать костюм для крутого фильма, или побывать в Голливуде, чтобы показать свое мастерство и поучиться у профессионалов, которые создают персонажей для кинокартин мирового проката.

Паралимпиада для галочки

Покорить мир Николай хочет не только своими творческими работами, но и спортивными достижениями: молодой человек мечтает попасть в сборную России и, хотя бы для галочки, выступить в Паралимпиаде. Николай занимается толканием ядра.

Парень признается, что человеку на инвалидной коляске сложно найти возможность заниматься этим видом спорта, потому что для этого требуется специальное снаряжение, место для занятий и напарник, который бы помогал приносить это ядро. Раньше Николаю приходилось брать специальный стул у своего товарища, ехать на такси с района Каштака до стадиона «Политехник». На это уходило много времени и денег. Но спортсмен-колясочник оказался не из тех, кто легко отказывается от своей мечты. Он договорился с руководством одного из предприятий города, чтобы изготовили несколько стульев для тренировок — мобильный, который можно будет перевозить, и антивандальный, который установят на улице, чтобы он был доступен для всех.

«Мы договорились с городской администрацией, чтобы обустроить специальную площадку для толкания ядра и метания копья в березовой роще на Каштаке. Работы там планируется начать весной следующего года. Думаю, этим мы не ограничимся, будем продолжать развивать площадку и в дальнейшем установим другие снаряды, чтобы заниматься мог любой желающий», — поделился Николай.

Но, если тренировки и станут для спортсмена доступнее и комфортнее, то соревнования пока остаются вне зоны доступа.

«Я участвую в соревнованиях, которые проходят в Томске, занимаю на них призовые места. Но для того, чтобы выехать на Всероссийские соревнования или европейские, нужно больше тренироваться и тратить немаленькие суммы денег для поездок. Тут без спонсоров не обойтись, с этим еще надо поработать», — улыбается спортсмен.

Недоступный Томск

Коллекционеры ждут от Николая новые шедевры, да и спортивные рекорды на дороге не валяются, поэтому работы у молодого человека хоть отбавляй. Но, несмотря на всю свою занятость, парень уделяет время общественной работе, чтобы сделать Томск доступным для всех. Николай Муравьев — администратор паблика «Недоступная среда», довольно популярного сообщества «ВКонтакте», куда стекаются видео разрушенных или адски обустроенных пандусов со всей России. Сам томич тоже периодически проводит тесты доступности городской среды Томска и выкладывает видео.

«В СМИ часто можно услышать о развитии программы «Доступная среда», на ее реализацию выделяются колоссальные деньги, но в городе ты этого не видишь. Например, в Томске очень мало аптек, у которых вход расположен на уровне тротуара. Я видел аптеки с крыльцом, у которых организованы хорошие удобные пандусы, и кучу аптек, у которых есть пандус, но сделан он под углом чуть ли не в 45 градусов, — делится своими наблюдениями Николай. — Или, например, в художественном музее был электрический подъемник, который никогда не работал. Каждый раз, когда я там был, наверх меня поднимал кто-то из друзей, чтобы я смог побывать на выставке. Сейчас они сделали пандус на главный вход, но убрали подъемник, который был на второй этаж. Руководство музея говорит, что у них есть специально обученные люди, которые помогают подниматься на второй и третий этаж. Когда я там был, я не видел этих людей. Я видел только молодых женщин и женщин в возрасте, которые в принципе не смогут поднять меня, такого немаленького, да еще и с коляской, на второй этаж.

Еще иногда бывает, что на входе делают более или менее нормальный пандус, а в помещении, если есть ступеньки, пандус прям лютый — под 45 градусов. Так, например, сделано в департаменте здравоохранения. Получается, что я могу подняться по крыльцу, но, зайдя в главные двери, дальше я подняться не могу».

По словам Николая, таких, довольно популярных у томичей мест, которые недоступны для колясочников, очень много.

В «Пушкинке» на входе удобный пандус, но переход от пандуса на тротуарную плитку очень резкий, — продолжил Николай. — Как-то зимой мы с другом спускались с этого пандуса спиной вперед, мой друг поскользнулся, и мы там расстелились во весь рост. Честно говоря, приложились мы там достаточно сильно. Даже у них, если на входе ты можешь подняться сам, то в фойе надо кого-то просить помочь подняться по второму более покатому пандусу. В 10-й поликлинике внизу у пандуса есть знак «инвалид-колясочник», а когда ты поднимаешься, то у главного входа есть кнопка вызова сотрудника. Это, получается, что тебе надо ползком добраться до кнопки, нажать ее, только потом человек выйдет и поможет тебе. Последний раз, когда мы с мамой были в больнице, я не смог подняться по пандусу, потому что передние колеса моей коляски проваливаются вниз. Мы вызвали охранника, он пришел и сказал: «А что я сделаю? Пандус есть, поднимайтесь». И ушел. Хорошо, что помог мужчина, который заходил в поликлинику».

Николай отмечает, что проблема доступности касается не только объектов социальной сферы или культурной: тротуары без съездов в Томске становятся большим препятствием не только для инвалидов-колясочников, но и для родителей с колясками и велосипедистов.

«Если говорить о доступных объектах, то больше всего мне нравится «Изумрудный город». У них организован съезд с бордюра, есть специально оборудованный туалет, правда он только на первом этаже, но я в этом проблемы не вижу. Там есть лифт, и ты без проблем можешь попасть на любой этаж, посетить фуд-корт или в кино, — делится Николай. — Сейчас сделали более доступным «Киномакс». Вход в зал IMAX сделали с парковки, сделали пандус на главном входе, сделали пандус внутри на ступеньках к одному из залов. Правда, мы беседовали с руководством кинотеатра, они обещали переделать его, потому что пандус подходит не для всех видов колясок».

Молодой человек отметил, что руководители мест общественного пользования часто прислушиваются к мнению инвалидов-колясочников и стараются устранить замечания. Например, одна из домостроительных компаний исправила пандус в одном из новых домов по улице Ивановского. Почтовое отделение в поселке Светлом тоже было недоступно для инвалидов-колясочников и родителей с детскими колясками. После обращений в областную администрацию, ситуацию обещали исправить, правда, отложили этот вопрос на следующий год.

По мнению Николая, было бы здорово, если бы колясочников, которые действительно знают самые удобные и неудобные места города, привлекали в качестве экспертов по доступности того или иного объекта еще на этапе строительства или благоустройства, тогда можно было бы избежать недоразумений и лишних трат.

Расширяя горизонты

В этом году Николай снялся в рекламе для Brooke Bond, идея которой победила на международном конкурсе рекламы в Лондоне.

«Мой товарищ-режиссер предложил поучаствовать в международном конкурсе рекламы, который проходил в Лондоне. Наша идея понравилась британцам, потому что мы рассказали об истории реального человека. Потом мы сняли эту рекламу. Съемки проходили у нас в городе, и вся съемочная команда тоже была из Томска, — рассказал Николай. — А летом мне позвонили представители Brooke Bond и сообщили, что компания Unilever хочет сделать подарок для нашего города. Они предложили мне выбрать, что это будет — троллейбус, благоустройство общественных мест или что-то еще. Я подумал, что самый лучший подарок будет, если оборудуют спортивную площадку, на которой смогут заниматься здоровые люди и люди с ограниченными возможностями. Площадку планируют открыть в октябре на территории спорткомплекса «Юность».

Также Николай принял участие в социальном проекте Brooke Bond и Maps.me, в рамках которого организаторы проложили пять тематических маршрутов в Москве и Санкт-Петербурге. По задумке авторов проекта их сможет самостоятельно преодолеть инвалид-колясочник. Маршруты учитывают доступность транспорта, общественных туалетов, культурных достопримечательностей.

Есть у Николая и свой грандиозный проект, идея которого победила в рамках первого федерального хакатона по виртуальной и смешанной реальности. Это приложение, которое призвано помочь в реабилитации людям с травмами опорно-двигательного аппарата. С помощью виртуальной реальности пользователи смогут тренировать парализованные части тела. Уже сделан прототип устройства, испытания которого начнутся в ближайшее время. Проект реализуется при поддержке агентства стратегических инициатив «Кибер Россия».

Немного о личном

Несмотря на то, что жизнь вокруг Николая бьет ключом, парень признается, что подумать о себе, своих проблемах и делах сердечных тоже находится время.

«В моем положении не все потеряно и все возможно, в том числе и снова начать ходить. Нужно только найти спонсоров и грамотных специалистов, которые скажут, почему процесс реабилитации так затянулся. Но, мне гордость не позволяет просить у людей какие-то средства, поэтому стараюсь заработать сам. Конечно, пока не быстро получается, но я к этому стремлюсь, — улыбается молодой человек. — Планы на семью тоже есть, но в данный момент у меня мало времени на отношения. Девушки требуют много времени и внимания, а у меня все внимание уходит на работу, на новые проекты, на спорт».

Валентина Бейкова