У томички Елены Сосниной довольно необычная профессия: женщина работает дизайнером похоронных венков. Она вот уже 20 лет помогает красиво оформить прощание с близкими обычным томичам и сделать официальные траурные церемонии более эффектными.

В этом году Елена прославилась на всю Сибирь, победив в одной из номинаций на крупной новосибирской специализированной выставке ритуального искусства и похоронных принадлежностей «Белый тополь-2017». Мастер представила двухметровую мемориальную колонну из белых и лиловых цветов.

Как говорит сама Елена, чтобы собирать похоронные венки, мало иметь образование флориста, с этим надо родиться. Заказов на композиции у женщины всегда много, потому что похоронные церемонии — такое же важное событие, как свадьба или день рождения.

Корреспонденты Tomsk.ru приехали на работу к Елене, чтобы посмотреть, как работает профессиональный дизайнер похоронных венков.

Нетраурная атмосфера

Если честно, до этого момента мне еще никогда не приходилось бывать в магазинах ритуальных услуг. Поэтому когда я зашла в помещение, где на стене висела табличка «Примите наши соболезнования» и повсюду стояли венки, то немного растерялась.

— Вам что-то подсказать? — тут же подбежали ко мне две услужливые девушки-продавцы, как будто я находилась в обычном супермаркете.

— Нет, спасибо, мне еще рано, — отшутилась я.

В магазине нам предстояло дождаться директора, который должен был проводить к Елене Сосниной. А пока я решила осмотреться.

Территория ритуального магазина — большое помещение с несколькими комнатами, мраморным полом и стенами. Повсюду гробы на продажу: из темного и светлого дерева, лакированные, обшитые тканью, на разный вкус и кошелек. Здесь же на стенах и на полу расположены похоронные венки из искусственных цветов. Тоже совершенно разные: большой венок из фиолетовых хризантем, висящий на стене, рядом с ним — венки попроще — из красных цветов, перевязанных черной траурной лентой.

В рабочем цехе, куда нас привел директор предприятия, остро чувствуется приятный запах древесины. Здесь изготавливают гробы, в помещении повсюду лежат доски, которые рабочие с помощью специального станка обрабатывают и делают гладкими. Мастерская Елены Сосниной чуть дальше, и там тоже невозможно пожаловаться на гнетущую траурную атмосферу: по радио громко играет музыка, стены увешаны разноцветными лентами, и вся комната буквально завалена яркими искусственными цветами, которые здесь повсюду — на столе, на полу, в ящичках и коробочках.

Наш провожатый показывает на зеленую основу для венка. Судя по виду, мужчина явно гордится успехами своей подчиненной.

— Начинается все с этого: это заготовка, но мы называем ее фоном для венка. Дальше в ход идет фантазия Елены. Сегодня есть определенный типаж по изготовлению венков. Видите, вот эта основа похожа на треугольник. Еще бывают овальные основы, круглые, крестообразные или в виде щита, — поясняет директор предприятия.

«Хозяйка» этой мастерской, Елена, встретила нас на удивление радушно. Худощавая улыбчивая женщина в спецовке с ярко-рыжей гривой волос никак не подходит под стандартные образы работников похоронных контор, да и сама Елена Соснина, по ее словам, предпочитает называть себя не дизайнером похоронных венков, а аранжировщиком-флористом или дизайнером-аранжировщиком.

— Елена, как вы пришли в эту профессию?

— Я никогда не планировала собирать похоронные венки, — смеется Елена. — Вообще, это получилось случайно. Раньше я работала кондитером, пекла торты, оформляла их. Потом моя подруга позвала на эту работу. Мне показали, как привязывать цветы к основам, а потом у меня проявилась фантазия. Получается, что я самоучка, но уже 20 лет собираю похоронные венки.

О своей работе женщина рассказывает увлеченно, то и дело указывая на какую-нибудь ленточку, поднимая тот или иной цветок. По словам Елены, она знает, что в таком деле как составление траурных композиций есть множество правил, но не боится отступать от рамок.

— Я считаю, что абсолютно все цвета в композиции сочетаемы, главное — уметь это правильно делать, — говорит Елена. — Также при составлении венков существуют определенные нормы и правила: не стоит собирать венок из пестрых материалов, и лучше, чтобы в композиции присутствовало не более трех цветов. Есть такие флористы, которые строго придерживаются этих рамок, а есть такие, как я, которые полностью опираются на свой вкус.

По словам женщины, на выставке «Белый тополь» еще одной ее работой, понравившейся новосибирскому жюри, стала композиция в виде двух лебедей из искусственных цветов, мальчика и девочки. Они были сделаны из искусственных белых гвоздик с красным клювом, у лебедя-мальчика в клюве был бутон розы. А девочке выложили бусы из искусственных камней так, что получилось ожерелье.

— Елена, а вы собираете венки только из искусственных материалов или используете и живые цветы?

— Из живых цветов мы не делаем венки. В Москве такие композиции, конечно, собирают, но больше в России я нигде не видела венков из живых цветов. Дело в том, что для живых растений необходима емкость с водой, как пробирка, или влажная губка, чтобы цветы долго сохраняли свежесть. А такую пробирку очень сложно закрепить на венке, да и стебли у таких цветов очень хрупкие, сложно с ними работать. А искусственные цветы на кладбище и стоят дольше. Так что здесь исключительно практическая сторона, — рассказывает Елена.

— Существует ли какая-то мода на цвет или форму похоронных венков?

— Как таковых модных тенденций нет, но мужские венки, как правило, я собираю с помощью одних цветов — это гвоздики или антуриум. Женские цветы — это розы, пионы, лилии или астры. А в детские композиции необходимо брать только мелкие и яркие цветы. И обязательно в них должна присутствовать яркая ленточка и детская игрушка: собачка там, бабочка или медвежонок, — говорит Елена. — Еще большой популярностью пользуются черные цветы, например, черная роза или орхидея.

Венки Елена собирает довольно быстро, например, большой венок около двух метров она делает около четырех часов. Иногда за день получается по 20-30 обычных композиций. Такая скорость работы очень помогает, когда наступает «сезон распродаж» — в церковные дни поминовения усопших, а также 9 Мая и 22 июня, день начала Великой Отечественной, когда поступают крупные заказы на траурные венки от администрации. Хотя ее работа, отмечает женщина, пользуется спросом круглый год. Большинство материалов женщина покупает в Новосибирске, причем, ездит туда выбирать искусственные цветы и другие элементы композиций сама.

— Елена, смерть — дело деликатное, и обычно с похоронными ритуалами связано множество примет. А в вашей работе есть какие-нибудь приметы?

— Обо мне нельзя сказать, что я суеверный человек. Но бывает такое, что какой-то определенный венок очень сложно делать. Цветы рассыпаются, и все приходится переделывать по несколько раз. Значит, тот человек, для кого я собираю венок, с трудным характером. А бывает, композиция составляется легко и быстро, значит, человек был светлым, — говорит дизайнер венков.

— Были какие-нибудь необычные заказы?

— Несколько лет назад молодая пара хоронила маленького ребенка, мальчика. С собой в полиэтиленовом пакете они принесли игрушки, с которыми ребенок любил играть, и все это были машинки. Я сначала не знала, что с этим всем делать, а потом в детский венок вставила эти игрушки. Родителям очень понравилось, — прокомментировала Елена.

По словам женщины, хотя довольно часто в работе приходится сталкиваться с проявлением человеческого горя, и большинству своих клиентов она очень сочувствует, чтобы эмоционально выдержать это, ей пришлось максимально абстрагироваться от скорбных мыслей. Женщина считает, что ее работа в итоге помогает людям утешиться и выразить те теплые эмоции, которые у них остаются в горе.

Мария Масляева