Цветные «рукава», татуировки на полспины, вечные «рисунки» на ногах, шее и других частях тела — с каждым годом татуированных людей на улицах Томска становится все больше и больше. Смотрится это, в зависимости от мастерства исполнения, красиво и стильно, или довольно неприятно, но, безусловно, татуировки сейчас стали настолько мейнстримным явлением, что мало кто обращает внимание на их наличие. Кроме родителей и работодателей, конечно же.

Набить тату — дело нехитрое. А вот убедить папу, маму, бабушек и дедушек, что все нормально, и ты «не как зэк», а также устроиться на достойную работу, избежав косых взглядов начальства, коллег или клиентов — квест посерьезней. Тем не менее, в Томске достаточно татуированных людей, зарекомендовавших себя отличными специалистами на работе и избежавших конфликтов в семье.

Корреспондент Tomsk.ru Мария Яковенко собрала истории четырех томичей, добившихся того, что их разноцветные тела перестали смущать окружающих.

Дмитрий, 27 лет, фармацевт в одной из городских аптек

Первую свою татуировку на плече Дмитрий сделал в 21 год, сейчас из-под халата выглядывают плотно «забитые» татуировки до запястий. Останавливаться молодой человек не собирается: когда появляются лишние время и деньги, коллекция рисунков на теле пополняется. По словам парня, в студенчестве, когда он только начал втягиваться, благодаря друзьям, в тату-культуру, татуировки не мешали совершенно, правда, рассказать родителям о новом увлечении было страшно.

«Особого значения у татуировок нет. Они, скорее, художественные. Просто приятные мне образы и любимые персонажи из видеоигр. Но хотя про то, что у меня есть «наколки», родители узнали достаточно быстро, я их долгое время не показывал: пять лет ходил дома в длинных рукавах. В прошлом году показал, раскрылся, в общем. Как камень с плеч — отреагировали нормально, больше переживал», — вспоминает Дмитрий.

По словам молодого человека, прохожие реагируют на его татуировки по-разному, чаще всего — рассматривают. Но к любопытным взглядам постепенно привыкаешь и замечать их перестаешь. А вот при трудоустройстве и на собеседованиях Дмитрий предпочитал не рисковать и не показывать потенциальным работодателям руки.

«Первый год на работе ходил в рубашках, не знал, как отреагируют. Потом на Новый год показал начальству и коллегам. С тех пор стало спокойнее, никто не обращает особого внимания. На официальные мероприятия все равно надеваю рубашки и пиджаки, под которыми ничего не видно. В фармацевтике вообще достаточно просто не «сверкать» татуировками, так как почти всегда униформа — халат или спецодежда», — говорит молодой человек.

Светлана, 29 лет, тату-мастер

У Светланы на теле очень много разнообразных татуировок, что, в принципе, для ее профессии — дело обычное. Хотя девушка говорит, что немного отличается от своих коллег тем, что для нее татуировки — не просто красивые рисунки на теле: в каждой из них есть смысл и через них она выражает свои взгляды на мир.

«Например, я не люблю людей, которые убивают бродячих животных и считают, что у них почему-то нет права на существование. Поэтому у меня есть татуировка с изображением клетки, в одном углу которой — силуэт сидящего на коленях человека, а в другом — собачья миска. Также у меня есть знак зодиака — своего рода мой оберег. Со временем рядом с ним появился знак зодиака моей дочки. Есть история, связанная с дедушкой. Это был, пожалуй, единственный в свое время человек, который понимал меня с одного взгляда и, на самом деле, был самым близким для меня. После его смерти решила написать на боку прозвище, которым он меня называл. Может быть, кому-то покажется это глупым, но для меня это память, и на душе как-то теплее становится, когда смотрю на него», — говорит Светлана.

По словам Светланы, в ее молодости сделать татуировку было лучшим способом выделиться. Около года девушка вынашивала идею, перерисовывала, боялась, что через время тату перестанет нравиться. В итоге сделала.

«Собственно, сделав первую татуировку, не стала тянуть, показала родителям. Объяснила, что она означает, как для меня это было важно. Меня поняли, не стали терроризировать вопросами и указаниями «сводить». С остальными все уже было проще, — рассказала Светлана. — Люди вокруг тоже не особо заостряют внимание на татурировках. Сейчас вполне адекватно относятся к такому способу самовыражения, да и у меня не настолько все красочно и броско, чтобы тыкать в меня пальцем. Расспрашивают о значениях, в основном, ребята, которые выбирают меня в качестве мастера».

Как вспоминает Светлана, о том, что она будет работать тату-мастером, на тот момент девушка даже не задумывалась, хотя отлично рисовала и даже закончила техникум по профессии «дизайнер-оформитель». Но девушка училась на историческом и рисовала себе только один путь: аспирантура и далее — преподавательская деятельность. Однако уже после получения статуса магистра спонтанно Светлана решила стать тату-мастером. Говорит, в той среде, в которой она сейчас работает, татуировки никого не смущают и даже приветствуются.

Артем, 26 лет, преподаватель в томском вузе

Самую первую татуировку на руке Артем сделал еще в 19 лет, причем, долго думал с выбором рисунка, так как она имела смысл. По словам парня, это, пожалуй, единственная его «татуха», имеющая смысловую нагрузку, остальное — просто интересные символы, причем, в процессе работы над рисунком Артем частенько, посоветовавшись с мастером, добавляет свои детали.

 

«Татуировок много, «забит» один «рукав» полностью, нога, есть татуировка на ребрах (это, пожалуй, самая адская боль за все время), — говорит Артем. — Да и вообще, с каждым разом все больнее и больнее. Вторая рука, где первая татуировка, почти чистая: хочется второй рукав, но пока сомневаюсь. Если и вторую закрою полностью, по логике, нужно будет переходить на кисти или на шею, а тут уже ответственности больше. Историй с каждой из татуировок связано немало, но не жалел ни об одной ни разу. Есть еще не законченные проекты, некоторые планирую доделать в ближайшее время, до каких-то еще не созрел».

Как говорит Артем, его татуировки постоянно привлекают внимание людей, особенно у незнакомцев в неформальной обстановке. Частенько появляются желающие высказать свое мнение. Кто-то просто интересуется значением татуировок или тыкает в них со словами «О, прикольно!». Кто-то считает своим долгом прочитать лекцию о том, что татуировки делать нехорошо, но это в основном люди старшего поколения.

«Родителям сказал сразу, как только набил первую татуировку, а приехал домой, когда уже было «полрукава», мама была в шоке, — говорит парень. — Сейчас родители смирились, но мама в каждый мой приезд пристально рассматривает, не набил ли чего еще. Очень переживает, что последние деньги отдаю на это. С бабушками сложнее: одна знает, а второй сказать боюсь: 80 лет, всю жизни работала учителем русского и литературы, боюсь, совсем плохо станет от вида моих «наколок». Поэтому в гости к ней хожу всегда с длинным рукавом».

А вот с работой, хотя Артем работает преподавателем в вузе, из-за татуировок не возникало никаких проблем.

«Работаю на той же кафедре, где и учился, соответственно, все начальство в курсе. Говорят, конечно, ходить в рубашках с длинным рукавом, чтобы не смущать никого, да и для солидности. Но летом могу прийти и в рубашке с коротким рукавом: в 30-градусную жару как-то не до солидности. А вообще, сейчас уже время такое, что татуировки — не приговор. Считаю, что главное — зарекомендовать себя, как специалист: хоть босиком зимой ходи, главное — не болей и работу выполняй качественно», — поделился мнением Артем.

Марина, 32 года, консультант в банке

Татуировок у банковского консультанта Марины довольно много: на руках, бедре, спине, лодыжке. Свою первую татуировку набить девушка очень боялась из-за разногласий с матерью по этому вопросу, хотя интересовалась тату-культурой еще со школы, но набить себе не решалась долгое время.

«Мама с подросткового возраста говорила мне, что снимет с меня эти «каракули» вместе с кожей, если вдруг сделаю. Понимала, конечно, что ничего подобного на деле не будет, но представления о ее реакции все-таки останавливали. На первую татуировку решилась вместе с молодым человеком, он и подбил сделать парные татуировки. Они были на щиколотке, не самое видное место. Стала понемногу «забиваться» дальше: следующие три были на пояснице, две на руке. Мама все еще не знала о моих изменениях. Сама я с Казахстана, домой ездила два раза в год и максимум на 7-10 дней, поэтому легко удавалось скрыть. К окончанию университета у меня уже был полностью доделан рукав, бедро и немного задет бок. А еще появилось предложение руки и сердца. Маму я, к слову, не видела чуть больше года. Свадьбу решили играть в Томске, долго советовались с женихом, как же лучше признаться, боялась, что откажется идти на свадьбу. Решили, что раскрою всю свою красоту на знакомстве родителей. Родители Руслана (жениха) были в курсе и адекватно к этому относились, поэтому мы очень рассчитывали на их поддержку. Долгожданный вечер наступил, вся трясясь, я продемонстрировала маме все свои изменения. Реакция была ожидаемой: критика, слезы, около получаса тишины. Но в конечном итоге мама спросила у Руси: «И что, она тебе такой нравится?», на что получила ответ: «Вы даже не представляете, насколько» и на тот вечер успокоилась. Но на свадьбе все-таки шепнула ему: «Русланчик, ты, главное, ее не бросай, а то на нее же такую никто не посмотрит», — смеется Марина.

По словам девушки, она ни о чем не жалеет, и ей нравится ее тело с татуировками. Марина уже сама мама и для себя твердо решила, что когда ребенок подрастет, она не будет такой категоричной к различным проявлениям молодежной субкультуры. А вот с работой, говорит Марина, ей, с одной стороны, повезло, так как при трудоустройстве в банк работодателя совершенно не смутили татуировки потенциальной сотрудницы. Девушку просто спросили, готова ли она постоянно ходить в блузке с длинными рукавами и юбках миди.

А вот при поиске работы в студенчестве татуировки мешали, и сильно.

«Когда пыталась найти подработку, а это, естественно, в большинстве своем были вакансии официанта или продавца, несколько раз попадалась на директоров, не приемлющих работников такого вида. Кто-то считал меня безответственной, не задав при этом ни одного вопроса. В каких-то организациях спецодежда была с открытыми рукавами и короткими юбками, а наличие тату «отвлекают внимание клиентов от предложенного ассортимента». В общем, все это в один период довело меня до жуткой депрессии. Я совершенно не понимала, почему люди смотрят только на внешние данные и абсолютно не замечают профессиональных качеств. Но порыдав какое-то время в подушку, поедая себя мыслями, что у меня никогда не будет достойной работы, я решила, что не буду зацикливаться на статусе организации, а просто найду вакансию, где меня примут со всеми моими «недостатками». Так я стала барменом-официантом. Работала я на одном и том же месте почти пять лет, пока не узнала о том, что скоро стану мамой. А эти две профессии не совсем совместимы (улыбается). Просидев долгое время в декрете, решила, что мой возраст и наличие диплома уже требуют какого-то профессионально развития. Искала работу я около месяца и, собственно, так оказалась в банковской сфере», — рассказала Марина.

Мария Яковенко