Живя в Дзержинке, в стареньком деревянном многоквартирнике, я ни за что не променяю его на городскую новостройку. Потому что тут я вышла из дома, налево пошла – на луга пришла. А там и речка, и озеро, и малина с черемухой. А направо пошла – в лес пришла, там сосны, и воздух от них такой, что уходить не хочется. И грибы, и черника, и костяника. Что до лугов, что до леса идти минут 15 прогулочным шагом. Некоторым счастливчикам — и того меньше. Но есть и те, кому даже пять минут пешком до леса кажется многовато. Можно, конечно, посадить сосны и кедры рядом со своим домом. Но это ж еще надо ждать, пока они вырастут. Так что все чаще практикуется другой вариант — поселиться прямо посреди леса. Со всеми вытекающими, разумеется: вырубками, раскопками, заборами и прочее.

Все фото здесь и ниже сделаны во время «разведки боем» на телефонную камеру, так что прошу прощения за качество

Снегири всем уже печально известны, и надежды остановить коттеджный поселок, все ближе «подползающий» к Дзержинскому, не осталось. А на днях пришла беда еще и с другой стороны: в лесу, через дорогу от Снегирей, появились шесть фундаментов. Вот уже две недели все местные, направляясь в город или из него, высматривают через автобусные или автомобильные окна: «Ну, что там - строят? Обалдеть, совсем обнаглели. Никакой управы на них».

На кого это — «на них», дзержинцы не знают. Да и не только они.

«К нам в ОНФ позвонили местные жители, — рассказывает входящий в состав регионального штаба Общероссийского народного фронта, координатор проекта ОНФ «Генеральная уборка. Карта свалок», координатор региональной группы Центра общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса Сергей Жабин. — Сообщили такой факт. Мы с моим коллегой Костей Юденко туда поехали, увидели, что происходит, и ужаснулись. Этот лес, как и другие сосновые леса вокруг Томска, — «легкие» города. Всегда именно в сосновых лесах строили детские лагеря, потому что там в воздухе огромное содержание озона. Не зря же в таком месте и туберкулезный диспансер построили: сосновый лес оздоравливает людей. При этом сосновый лес за выездом из Томска вдоль Шегарского тракта является зоной Р-1, то есть рекреационной. А вот кусочек, на котором началось строительство, относится уже не к Томску, а к Зоркальцевскому сельскому поселению. Кто там межевание проводил, как землю делили — непонятно. И кто строит, мы не знаем. Но я уверен, что эти шесть участков — только первая ласточка. Вырубят весь сосновый бор».

Ситуацией с подачи СМИ и экологов из ОНФ уже заинтересовалась прокуратура. Но разбираться в происходящем правоохранители только начинают, пояснила сегодня пресс-секретарь областного управления ведомства Светлана Крымская. Так что пока никакой информации об арендаторе или владельце лесных участков, на которых ведется застройка, нет и у прокуроров.

Жабин, между тем, замечает: даже написав заявление в этот надзорный орган, на успешное разрешение проблемы он не надеется.

«Да, мы обратились к прокуратуре Томского района. Но у меня к ней доверия нет, — заявляет активист-эколог. — Так и напишите. Сколько мы жаловались им на асфальто-бетонный завод в Зоркальцево! А он как дымил, так и дымит. Правда, я вчера еще с Гусловым (замначальника – прим.ред.) из природоохранной прокуратуры разговаривал. С ним у меня контакт хороший. Но таких, как Гуслов — единицы. Так что бороться с этим бесполезно, потому что выработалась определенная система в Томской области. Как строят такие дома? Ведь эти земли выделены не малоимущим, не многодетным семьям. Наверняка, это люди, приближенные к власти. Такая же ситуация была в микрорайоне Наука. Одни и те же люди получают землю и строят там какие-нибудь мелкие сооружения.

Вот в Некрасово, например, вырубили кедрач, на 20-ти участках построили сараи, туалеты. Тут же эти постройки регистрируются как недвижимость, и человек получает возможность перевести эту землю из аренды в собственность. А когда человек перевел землю в собственность, он уже, что хочет, может на ней делать, в том числе и с лесом. Хоть сожги его весь. Раньше было так: чтобы срубить на своем участке сосну, надо брать разрешение. Сейчас этого не требуется. Вот и там, между Кайдаловкой и Дзержинским, сейчас наставят «сараи» и тут же выставят эти участки на продажу. Куплены эти шесть участков были по кадастровой стоимости: думаю, меньше миллиона рублей заплатили. Потом продавать их будут по цене примерно в три миллиона.

В Некрасово такие участки по два миллиона продавали. Мы с этим боролись-боролись, но это, повторюсь — бесполезно. Во всяком случае, ничего не изменится, пока мы не скажем об этом бардаке Путину на каком-нибудь форуме».

Ближайший экологический съезд пройдет 12-14 декабря в Москве. Возможно, там будет присутствовать Владимир Путин. Но, чтобы туда поехать, надо попасть в список участников делегации от региона. В этот список Жабин не вошел. Кроме того, в конце декабря будет проходить «Форум действий» ОНФ по итогам работы за 2017 год. И там тоже наверняка будет Путин. Но, как правило, на «Форум действий» из регионов приезжают сопредседатели региональных отделений ОНФ.

«Обратитесь к ним – чтобы они эту ситуацию в Томской области озвучили президенту. Я не знаю, озвучат они ее или нет», - говорит Жабин.

Так или иначе, до декабрьского форума еще далеко. К этому времени дома в сосновом лесу, пусть и больше похожие на сараи, будут возведены уже как минимум под крышу. Бригада там работает быстро и слаженно: с каждым днем видны изменения. Правда, именно сегодня, когда готовилась эта статья, найти строителей не удалось. И не только мне.

Бросили лопаты и ушли. И куда? На перекур? Но сколько можно курить, да и где? В сосновом лесу за кустом не спрячешься, тут все на виду. Уехали на обед? Но рановато как-то для обеда было, да и гуляла я по лесу, их поджидая, часа полтора. Первый раз я искала здесь не грибы, а мужиков.

Четверых, впрочем, нашла. Не совсем то, что надо было, но хоть что-то. С грибами ведь тоже так бывает.

«Ира». — «Володя». — «А остальные где?». — «Так вот сам ищу».

К сосновому бору Володя приехал на «воровайке» - брус привез. А разгружать некому. Как позвонить строителям – не знает. Это тоже не лукавство с его стороны – еще до того, как я к нему присоединилась, он безуспешно сигналил, а потом бродил вдоль обочины. Думаю, что и в остальном не врал: непосредственно к строительству отношения не имеет, кто и чего тут возводит, - без понятия, не расспрашивал. Ему главное – заказ выполнить, и еще важно, что везет древесину легально заготовленную, с документами.       

«А мы газопровод тянем к дому в Кайдаловке. К тем срубам никак не относимся», — заверили трое мужиков, укладывающих какие-то трубы в какие-то ямы.

Потом проверила — тоже правду сказали. На сайте администрации Зоркальцевского сельского поселения в документах есть разрешение на укладку газопровода к частному дому № 5 в Кайдаловке. Как раз в тех краях.

Не дождавшись строителей, передала я через Володю для них свой номер телефона. Не было ни ему сказано, ни в записке написано, что «я журналист, готовлю статью» и прочее. Просто какая-то деревенская тетка бродит по лесу и ищет тех, кто строит. Может, дом тут хочет купить. Или ей стайку коровью подлатать надо. Поди, этих теток разбери. Пока, несмотря на конспирацию, никто не звонил. Но я жду. Впрочем, жду, понимая: наверняка ничего дельного не услышу. Работяги от строительной отрасли, как правило, тоже не особо выясняют, на кого, в конечном счете, они работают. Есть подряд, деньги платят — и слава богу.

Другое дело — администрация. Земли, напомню, Зоркальцевского сельского поселения. Но и там пока не в курсе, кто, что строит, и зачем.

«Строительство прямо в лесу? Тогда это не ко мне, надо обратиться к замглавы Валерию Даценко — он отвечает за экологию в том числе», — подсказала специалист администрации Виктория Малец, курирующая сферу градостроения и землепользования.

«Вот я сейчас открыл публичную кадастровую карту. Я не вижу на ней оформленных в этом месте участков. Конечно, есть вероятность, что данные на карте еще не обновились, и новые сформированные участки пока просто не видны. Такое обновление происходит по-разному: иногда раз в месяц, иногда раз в квартал. Лучше с этим вопросом обратиться в администрацию Томского района. Нам, поселениям, передавали полномочия по выделению участков, но всего год мы ими пользовались, потом они перешли обратно к районам. Ведь на эту работу нужны значительные ресурсы, в том числе, дополнительные кадры, юридически грамотные, чтобы невольно не допустить нарушения законов. У нас же, сколько было сотрудников, столько и осталось. Хотя при этом все те немногочисленные участки, которые нашими силами за год были переданы, прокуратура очень тщательно проверяла и никаких нарушений не нашла», — рассказал замглавы администрации Зоркальцевского сельского поселения Валерий Даценко.

А вот сейчас круг замкнется. Потому что с Валерием Владимировичем мы «сверили часы» и убедились, что ведем речь об одном и том же участке леса. И тут случился «упс».

«Этот земельный участок № 10 уже давно находится в аренде, и выдан он был в то время, когда этими полномочиями была наделена администрация Зоркальцевского сельского поселения. Все документы, касающиеся этого участка, находятся там, и они действительно в полном порядке, как показали проверки: носа не подточишь. Если есть еще какие-то вопросы, например, на каком основании был выдан в аренду этот участок и за какую сумму — это все уже надо адресовать в Зоркальцево», — сообщила пресс-секретарь администрации Томского района Лилия Спасибухова.

Оттуда же, из администрации Томского района, стало известно, что в аренду этот земельный участок на шесть «сарайчиков», взял владелец большого коттеджа, который находится вплотную к этой части леса.

«Да, он планирует использовать их по упрощенной схеме: построить там небольшие домики, а потом оформить землю в собственность», — говорят в районной администрации.

 

Пока что выяснить, как объяснят неожиданно открывшиеся обстоятельства в администрации Зоркальцевского сельского поселения, и кто строит «сарайчики» посреди соснового леса, не удалось. Но, как вы понимаете, у этой истории не может не быть продолжения. 

Ирина Костина