В 2016 году томская гордума, вникнув в проблемы инвалидов, приняла решение: муниципалитет будет выделять по 500 тысяч рублей тем, кто нуждается в переезде с верхнего этажа на первый плюс 20 тысяч на услугу риелтора. Эти деньги идут на доплату при обмене квартир.

С тех пор заявки на положенную им помощь прислали 30 семей. Воспользоваться деньгами удалось только восьми. Остальные, а их с каждым годом все больше, продолжают ждать своей очереди, и неизвестно, когда она подойдет. Почему так происходит – об этом в материале Tomsk.ru на примере семьи Блиновых.

Закон с ограниченными возможностями: об инвалидах и их жилье томск новости

Предыстория

Несчастье с томичкой Анастасией Блиновой случилось в 2011 году. Было ей тогда 19 лет. Как-то вечером вызвала такси, чтобы доехать до дома. Села в машину, поехали… Очнулась лежащей на дороге — такси столкнулось с «Волгой», которая, вроде как, ехала без включенных фар, и таксист ее не заметил. За рулем «Волги» — опять же, так потом сказали Насте и ее матери, был пьяный водитель.

Диагноз девушки — перелом шейных позвонков и грудного позвонка с осколками в спинной мозг. Еще был перелом ноги, но это такие мелочи по сравнению с тем, что девушка не может двигаться до сих пор.

«Мне сразу, когда я выписывалась из больницы, сказали, что я не смогу самостоятельно передвигаться. С месяц мы жили у друзей — в это время нам делали пандус в подъезде. Но он получился таким, что сразу видно — по нему нормально не спустишься. Он под неправильным градусом, и нет места, чтобы поместиться с коляской перед дверью. Это частая проблема в домах 75-й серии. Правда, с лифтом проблем нет — я худенькая, и моя коляска в эти двери проходит, а вот у тех, кто более крупной комплекции, не получится», — рассказывает сейчас Анастасия.

Судебные процессы по уголовному делу в отношении почему-то таксиста, а не водителя «Волги», и перипетии с выплатами по гражданскому иску — все это важная, но совсем другая история, на иную тему. Короткое резюме: деньги, которые Настя получила в качестве компенсации вреда здоровью, — порядка 250 тысяч рублей, — довольно быстро разошлись на реабилитационные процедуры, памперсы, мази, витамины и прочие вещи, без которых инвалиду не прожить. Сейчас ежемесячно бюджет Анастасии и ее мамы пополняют 1 900 рублей — это отчисления от пенсии того, кто выплачивает ущерб, нанесенный Насте.

Надо сказать, эти и все прочие деньги, вложенные в Настино здоровье, были потрачены не напрасно. Девушка, даже по оценкам врачей, а уж на сторонний взгляд и подавно, сделала очень хорошие успехи в плане восстановления. Хотя без ее воли и веры в себя, конечно, не помогли бы никакие суммы.

Сейчас Анастасия — достаточно известный человек и в Томске, и за его пределами. Она получила диплом дизайнера и успешно осваивает свою специальность, у нее есть хобби — рисование, более того — она участвует в конкурсах красоты и в сентябре этого года стала «королевой», а еще летала на параплане. Да-да, прямо с инвалидной коляской на параплане! Невероятно, но факт — это оказалось легче, чем решить жилищный вопрос…

Общая беда

Предыстория у каждого инвалида своя, а вот проблема с переселением – общая.

«Осознание того, что надо менять квартиру, пришло года через два после аварии. Дверные проемы внутри нам помогла расширить компания «Томсккабель» — ее сотрудница узнала из газетных публикаций о нашей беде и организовала помощь. Конечно, это хорошим подспорьем нам было: теперь Настя может самостоятельно заезжать в туалет. Но это не полностью решает проблему. За неделю на улицу удается выбраться иногда раза три-четыре, а иногда и ни разу. А это необходимо, потому что в квартире стало не только тесно, но и душно», — говорят Настя и ее мама Ольга.

Так что известие о том, что можно получить деньги из бюджета на доплату за переезд на первый этаж, стало для Блиновых очень хорошей новостью. Подав заявления в администрацию города, Настя, получила положенные ей деньги. Правда, на бумаге. «Живые» 500 тысяч рублей на переселение инвалидам, конечно же, не выдают. Их перечисляют тому, у кого они покупают жилье. Но сначала надо продать свое.

«Как только мы первый раз в 2016 году выставили объявление, сразу четыре покупателя появились. Но все они «ушли». Одного мы потеряли, поскольку нельзя было квартиру выше первого-второго этажа покупать изначально, и круг выбора, соответственно, был сужен. Более того — все потенциальные покупатели в Томске знают о выставленных на продажу квартирах инвалидов. И знают, что нам надо продать свою квартиру до 1 декабря, чтобы успеть получить деньги из бюджета в текущем году. Так вот, нам прямым текстом покупатели уже говорят: «Мы ждем, когда вас начнут поджимать сроки, и вы снизите цену». А продать свою квартиру дешевле — это значит, потом не набрать нужной суммы на другое жилье, даже с доплатой», — жалуются Блиновы.

Что касается сроков и даты 1 декабря — это день, до которого семьи с инвалидами должны принести в администрацию документы, чтобы специалисты успели проверить их и убедиться, что сделка зарегистрирована. Обычно такая работа занимает недели две. А значит, даже если в администрации продлят сроки приема бумаг — понимая ситуацию, там идут на такие исключения — все равно край к середине декабря все документы должны быть сданы. К сожалению, не всех это спасает. Затягивая до последнего, покупатели, желающие сэкономить, не понимают, что, скорее всего, «в пролете» останется не только инвалид, но и они сами.

В 2016 году из муниципального бюджета такие выплаты по 500 тысяч смогли получить только три семьи. Это при том, что хватало бюджетных денег на девять семей. На эти цели гордума выделила 4 миллиона 680 тысяч рублей, а израсходованы по назначению были 1 миллион 527 тысяч рублей. Остальные вернулись в казну.

Аналогичные суммы были выделены из городского бюджета на 2017 год: снова девять семей, снова 4 миллиона 680 тысяч, но израсходованы только 2 миллиона 600 тысяч. Жилищные условия улучшили пять семей. Результат получился, конечно, лучше, чем год назад, но очередь не то что не ликвидирована — она продолжает расти, так как в мэрию поступают новые заявления от людей с ограниченными возможностями. До последнего в городском комитете жилищной политики надеялись, что из нее со счастливым исходом будет вычеркнута еще одна томская семья, пытающаяся продать квартиру, чтобы потом подыскать более подходящую. На днях стало известно, что потенциальному покупателю банк отказал в ипотеке.

«Все эти семьи, стоящие на очереди, мы знаем поименно, — рассказывает председатель комитета Улкер Велиева. — Как правило, сложности их одинаковы. Они связаны с затруднениями при продаже имеющегося жилья или подборе другого варианта. Допустим, есть квартиры, которые подходят, но не хватает денег. Поэтому переезды откладываются до следующего года. И Блиновы, и другие семьи в прошлом году просили, чтобы им разрешили покупать жилье не только на первом этаже. Дума эти изменения приняла, теперь жилье может быть расположено выше первого этажа, но должно соответствовать потребностям инвалида: должны быть грузовой лифт, подъемные платформы, пандусы. Но все равно, даже с учетом средств от продажи квартиры и субсидии, людям часто не хватает денег на покупку жилья. Мы заинтересованы в том, чтобы они все пользовались своим правом и этими деньгами, так как очередь на следующий год переходит, и остальные семьи, которые идут за ними в очереди, конечно же, выражают свое недовольство — они тоже хотели бы попробовать обменять свое жилье на более подходящее. А вот деньги, остающиеся с этого года, в следующем году не «приплюсуются». Они, в отличие от очереди, не переходящие и в конце года уходят в дефицит бюджета. К сожалению, средств, выделяемых из бюджета, недостаточно, чтобы всем желающим предоставить меры социальной поддержки сразу».

Еще одна проблема — в том, что томским инвалидам можно продавать и покупать жилье с доплатой из бюджета только в границах города. Найти его здесь за подходящую цену практически нереально. Ну, разве что в Зеленых горках. Но название микрорайона соответствует его рельефу. Инвалиду там с горки на горку подъехать к дому на коляске самостоятельно либо вообще нереально, либо это грозит осложнением со здоровьем. Той же Насте Блиновой, у которой проблемы с шейными позвонками, кататься по такой местности опасно — вся пройденная реабилитация пойдет насмарку.

Спасением могли бы стать Южные ворота или Северный парк. Как бы их не ругали, там и дома соответствуют нормам в плане пандусов и лифтов, и цены позволяют. Тем более позволяли, когда действовала программа «Жилье для российской семьи». Инвалиды, подходя под льготную категорию, могли бы купить себе там квартиру по 35 тысяч за «квадрат», прилично сэкономив. Но и Северный парк, и Южные ворота официально находятся не в Томске, а в Томском районе.

Как рассказала Улкер Велиева, томская мэрия знает об этой наболевшей проблеме и в 2016 году вопрос с возможностью покупки жилья на других территориях, помимо Томска, пробовали решить.     

«В прошлом году мы, на основании пожеланий, которые были у наших семей, подготовили проект решения Думы по внесению изменений в действующее решение в части месторасположения квартиры, которую может купить инвалид. Вопрос был рассмотрен на заседании комитета гордумы, но юристы, ознакомившиеся с этим предложением, настояли на том, что нецелесообразно средства из бюджета Томска инвестировать в другие муниципалитеты. Однако мы не оставляем попыток решить этот вопрос и снова вынести его на рассмотрение городских депутатов», — рассказала представительница городской администрации.

А вот на присоединенных территориях — в Тимирязево, Дзержинском, Лоскутово — покупать жилье разрешено. Но тут тоже есть большие сложности. Возможно — непреодолимые. По условиям программы, инвалид имеет право переселиться не обязательно в квартиру, но и в частный дом. Именно такое жилье чаще всего встречается в присоединенных селах. По цене — да, можно уложиться в имеющиеся деньги. Но дом должен быть заранее, еще до покупки-продажи «заточен» под инвалида. То есть вход в него в любом случае должен быть оборудован пандусом или подъемным устройством — в зависимости от крыльца. Где вы видели такие дома?

«На самом деле этот вопрос покупатель и продавец могут урегулировать сами. Можно уговорить хозяев дома к моменту заключения договора купли-продажи оборудовать вход в жилой дом средствами, необходимыми для людей с ограниченными возможностями здоровья. И никакого нарушения закона в этом не будет. Проблема в другом, в человеческом факторе: люди не соглашаются брать на себя «чужие проблемы» и подготавливать дом для новых хозяев», — рассказала Улкер Велиева.

Возможный выход

И у комитета жилищной политики, и у самих инвалидов и их родных, конечно, есть идеи и планы — как усовершенствовать эту меру соц.поддержки, чтобы она работала эффективнее.

«Проблема уже решилась бы, если бы нам разрешили покупать жилье не только в Томске. А еще — если можно было бы сначала взять эти 500 тысяч как первоначальный взнос и вложить их в переделку покупаемой квартиры или в ее отделку. При этом чтобы не было необходимости сначала продать свое жилье, — предлагают Блиновы. — Ведь куда нам переезжать, если квартира подходит по цене и всем другим параметрам, но — в черновой отделке? К тому же, даже во многих новостройках нет пандуса, и строители говорят: если вложите деньги сейчас, тогда мы пандус сделаем для вас».

«В прошлом году вышло постановление Правительства РФ, по которому должны создаваться межведомственные комиссии — они будут обследовать жилые помещения людей с ограниченными возможностями. И уже по результатам обследования комиссионно должны приниматься решения — возможно ли это помещение оборудовать под нужды инвалида, проведя реконструкцию или ремонт, или нет. Если невозможно, мы должны на межведомственной комиссии вынести решение, что помещение непригодно для проживания инвалида, и решать вопрос о предоставлении ему другого жилого помещения. Но пока, к сожалению, эта процедура еще не работает. В ближайшем будущем у нас должно быть все пересмотрено, создана комиссия, и тогда будет более комплексный подход по решению проблем с жильем инвалидов», — говорит Улкер Велиева.

Пока это нововведение по переселению инвалидов не начало действовать, думаю, депутатам и прочим властям стоило бы прислушаться к словам тех, кому они стараются помочь.

А вот когда новшевство вступит в силу… Тогда, скорее всего, эта тема получит очень долгоиграющее продолжение. Поскольку где регионы и муниципалитеты будут находить жилье для расселения людей с ограниченными возможностями, — вообще непонятно.

Ирина Костина