Сегодня в редакцию портала Tomsk.ru обратилась молодая томичка Светлана, которая попросила помощи в связи с трагедией в ее семье: 63-летняя мама Светланы вечером 28 февраля умерла в реанимационном отделении горбольницы № 3 от почечной недостаточности, но все события, предшествовавшие этому, девушка вспоминает как кошмар.

Предыстория

По словам Светланы, после того как ее мать почувствовала себя плохо, она вызвала такси, чтобы срочно везти женщину в больницу. Но, спускаясь с пятого на первый этаж в подъезде, ее мама внезапно ослабела и буквально осела на лестничную площадку. Пришлось вызывать скорую помощь, но приехавшие на вызов женщины-фельдшеры отказались как-то транспортировать пациентку до машины, ссылаясь на то, что женщина очень полная.

«Поддерживая ее с двух сторон, мы сумели довести маму до машины, но в «скорую» залезть она уже не смогла: ноги не слушались. Врачи пытались грубо, как мешок, запихнуть маму в машину, орали, чтобы лезла и не выпендривалась. Мол, ты спустилась с пятого этажа, чего придуриваешься сейчас? Они заламывали ей ноги, а затем из кабины вышел водитель и начал ее материть. Орал, что она старая жирная корова, разожралась, а теперь «выпендривается», крыл ее отборным матом, тоже заламывал ей ноги, периодически поддавая по ее ногам ботинком. Мама плакала и кричала от боли», — рассказывает Светлана.

По словам девушки, после того как водитель вытащил каталку, ее маму помогли уложить на нее и поднять в машину двое парней-соседей. А по приезду в горбольницу № 3 начался второй круг мучений.

«Водитель скорой помощи сразу по приезду машины сообщил всем санитарам, что привезли «шизанутую бабку, которая разлеглась и сама идти не хочет». В приемном покое горбольницы мама провела около шести часов: у нее брали анализы, пересаживали, заставляя идти «через не могу», с каталки на кушетку. За все это время мама не могла даже прилечь. Через несколько часов, когда она окончательно ослабела и не могла даже привстать, медработник потянул ее, чтобы опять заставить встать и пересесть на каталку. В итоге мужчина уронил ее и еще очень удивился, что она на ноги не опирается. Хотя мама уже давно говорила, что не может сама встать. В итоге около шести вечера маму наконец-то отвезли в палату урологического отделения. В семь вечера ее перевели в реанимацию, а в 21:30 она умерла», — вспоминает томичка.

Сразу после того, как узнали эту историю, журналисты Tomsk.ru стали разбираться в ситуации: мы связались с прокуратурой, главврачом станции скорой помощи, депутатом Госдумы Татьяной Соломатиной и томским юристом Дмитрием Аксеновым с просьбой прокомментировать эту информацию и, возможно, помочь выяснить, почему так получилось.

Скорая помощь

Попытки связаться с сотрудниками скорой помощи изначально не дали никакого результата. Даже на звонок Светланы, сообщившей, что она дочь умершей женщины и хочет выяснить, что за бригада и какие сотрудники выезжали в тот день к ее маме, в приемной томской подстанции скорой помощи ответили, что обращаться к ним бесполезно. Девушке сказали, что информацию эту она получить не сможет нигде, так как она конфиденциальна и является врачебной тайной.

Однако через некоторое время с журналистами нашего портала связался главврач томской подстанции скорой помощи Николай Родионов.

«Любое сообщение в средствах массовой информации уже является основанием для проведения служебной проверки. Мы по дате и времени вызова нашли тот самый вызов, который описан в вашей статье. На станции скорой помощи начата внутренняя служебная проверка по фактам, изложенным в публикации на вашем портале. Так как медики на скорой помощи работают в суточном режиме, получить объяснительные от сотрудников той бригады, которая приезжала на вызов, по объективным причинам получится не раньше следующей недели», — сообщил главврач томской станции скорой помощи

По словам Родионова, информация, которая изложена в карте вызова, ничем не примечательна: там отмечено, что бригада приехала на вызов, поставили диагноз, который позже подтвердили медики горбольницы № 3, и транспортировали пациентку в больницу. Все.

По поводу транспортировки больных при вызове бригады скорой помощи главврач высказался однозначно.

«Ситуации бывают абсолютно разные, и на станции скорой помощи работают абсолютно разные сотрудники. Да, работают фельдшеры-девушки, иногда бригады состоят из двух фельдшеров. Но все равно руководитель бригады должен предпринять все исчерпывающие меры, чтобы доставить пациента в автомобиль скорой помощи. Привлечь соседей, прохожих, родственников. Ситуации бывают разные, на каждую конкретную ситуацию инструкцию не перепишешь. В крайне тяжелых случаях можно вызвать вторую бригаду скорой помощи или спасателей, МЧС, даже патрульно-постовую службу МВД для транспортировки пациента. Это дополнительные руки», — сообщил Родионов.

Реакция

Буквально за несколько часов наша публикация разошлась по соцсетям, вызвав сотни комментариев пользователей. Многие из комментаторов привели примеры халатного отношения к пациентам медиков и скорой помощи, и врачей больниц из своей жизни, при этом некоторые случаи были даже похожи на то, что описала нам Светлана. Кто-то из читателей просто усомнился в том, что медики и водитель скорой помощи, приехавшие спасать больного, могут повести себя настолько грубо, или что врачи в больнице могли оставить без внимания поступившего по скорой помощи пациента.

Но активнее всего проявили себя комментаторы, вставшие на сторону медиков: Светлану обвинили во лжи, клевете на медиков, а ее покойную мать — в том, что она была пьяна и наверняка, по мнению пользователей, буянила, оскорбляя медиков.

Через некоторое время после публикации на почту редакции начали поступать анонимные сообщения, без подписи и контактных данных, от якобы свидетеля происшествия, стоявшего и курившего, пока женщину грузили в карету скорой помощи: по словам анонимного пользователя, Светлана врала.

А знакомым Светланы в соцсетях стали с фейковых страниц писать якобы врачи горбольницы № 3, утверждающие, что вся история девушки — сплошное вранье, на том основании, что они лично знакомы с медиками, приехавшими в том самом экипаже.

Мы решили разобраться в ситуации подробнее, проверить, правду ли пишут анонимные комментаторы. И отправились в тот дом, откуда 28 февраля на «скорой» увозили больную.

По словам Светланы, 28 февраля она не видела рядом никого из прохожих, кроме тех парней, которые, когда маму Светланы наконец-то уложили на каталку, помогли поднять каталку в автомобиль.

Однако простой поквартирный обход неожиданно быстро принес результаты. Выяснилось, что покойную мамы Светланы соседи знали как тихую, скромную, малообщительную женщину. А вскоре нам удалось поговорить и с соседкой, которая видела, как фельдшеры пытались посадить в машину грузную женщину, и с одним из тех тем парней, который помогал загружать каталку в автомобиль скорой помощи.

По словам Галины, пожилой соседки, первое, что ей бросилось в глаза, когда она вышла на улицу — это полная безучастность единственного мужчины, водителя скорой помощи, который никак не помогал медикам помещать пациентку в машину.

«Она сидела совсем без сил, голова опустилась, на бортике машины. Я еще подумала: ну куда они ее пихают-то? Там такие высокие борты у машины, я на девять лет моложе, и то ногу не закину, а они ее вот так. Она же полная, ей же трудно. Тем более человеку плохо — видно же. Девочка эта, дочка ее, бегает, о чем-то медиков просит. А они ни дверь не открыли, ни каталку не выкатили. Крикнула еще им: «Вы чего делаете, вон у вас водитель, мужик сидит, наблюдает, пусть хоть каталку выкатит, положит человека», — рассказывает Галины.

Парня, который помогал грузить маму Светланы на каталке в автомобиль скорой помощи, мы застали за ремонтом в квартире. По словам молодого человека, к тому моменту, когда он подошел, пожилая пациентка уже лежала на каталке, и, судя по виду, чувствовала себя совсем плохо, молчала и тихонько постанывала от боли.

Необходимо официальное расследование

Депутат Госдумы и председатель думского комитета по охране здоровья Татьяна Соломатина, которой мы дозвонились после разговора с главврачом томской станции скорой помощи, была откровенно шокирована историей Светланы.
«Какие бы ни были пациенты, никто никому не позволяет обзывать или оскорблять их! Таких сотрудников нужно со скорой помощи просто увольнять. Если такое произошло, то необходимо официальное расследование. Причем и в службе скорой помощи, и в горбольнице. Это абсолютно ненормально, когда пациент, поступивший по экстренному вызову, шесть часов проводит в приемном отделении. По словам девушки, человек шесть часов проводит в больнице, и никто не оценил ее ситуацию? С этим необходимо разбираться. В первую очередь девушке необходимо обратиться в страховую компанию, Фонд обязательного медицинского страхования, а также в Роспотребнадзор и в прокуратуру с жалобой на действия сотрудников как скорой помощи, так и медиков больницы. Кроме того, нужна независимая экспертиза. Пусть девушка, в конце концов, обратится ко мне, чтобы инициировать депутатские запросы. Нужно делать все официально, чтобы у тех, кто допустил такую ситуацию, не было возможности отвертеться. За такие вещи необходимо отвечать», — посоветовала Соломатина.

На том, что в этой ситуации необходимо официальное расследование, настаивает и юрист Дмитрий Аксенов, к которому мы обратились с просьбой прокомментировать некоторые спорные моменты в этой истории. Аксенов сразу отметил, что отказывать Светлане в предоставлении информации о том, какая бригада скорой помощи приезжала на вызов к ее маме, отговариваясь врачебной тайной, медики не имели права. По мнению юриста, девушку ввели в заблуждение, чтобы не предоставлять информацию. С паспортом и свидетельством о смерти дочь погибшей женщины имеет право обратиться на станцию скорой помощи и в горбольницу № 3, где медики обязаны предоставить ей все медицинские документы, касающиеся ее матери, и таким образом можно выяснить, кто приезжал на вызов, кто проводил обследование, какой был поставлен диагноз. Эта информация может пригодиться для обращения в правоохранительные органы.

«Чисто по-человечески, наверное, можно понять двух женщин-фельдшеров из бригады скорой помощи, которые не захотели нести тяжелого пациента или заморачиваться на счет вызова дополнительной помощи. Но с точки зрения закона все однозначно: в ст. 11 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» сказано, что, когда сотрудники скорой помощи приехали на вызов, то они должны оказать больному помощь, несмотря ни на какие обстоятельства, причем оказать ее так, чтобы состояние больного или стабилизировалось, или улучшилось. А оскорбления, с точки зрения административного кодекса, недопустимы для всех граждан, и если уж сотрудники скорой помощи себе позволяют такое, то что говорить о простых людях. Это абсолютное нарушение всех моральных норм, врачи себя так вести не должны, каким бы ни был пациент», — высказался юрист.

По словам Дмитрия Аксенова, Светлане необходимо будет обратиться в прокуратуру с просьбой проверить, соответствуют ли действия медицинских работников положениям, указанным в приказе Минздрава РФ «Об утверждении порядка оказания скорой медицинской помощи».

«Нужно поставить перед прокуратурой вопрос о том, не был ли нарушен порядок оказания скорой медицинской помощи и правильно ли была осуществлена медицинская эвакуация. Во-первых, процесс медицинской эвакуации осуществляется со всем уважением к пациенту, а во-вторых, в приказе Минздрава конкретно указано, что организовать эвакуацию должны врачи, приехавшие по вызову. Как они это будут делать, конкретно не указано. Привлекут ли соседей, водителя, вызовут дополнительную бригаду, полицию — не важно. Но они должны решить эту проблему самостоятельно, не отвлекая пациента и тратя драгоценное время», — объяснил Аксенов.

И, наконец, по словам юриста, грубое нарушение было допущено в горбольнице № 3: пациентку не должны были так долго держать в приемном покое, не оказывая помощи.

«Насчет временных рамок приема пациента законодательство не дает четких указаний, и вряд ли у осиротевшей девушки есть шансы доказать, что ее мать действительно продержали несколько часов в приемном покое. Наверняка к тому моменту, когда проверки будет проводить департамент здравоохранения и прокуратура, по документам там все будет в порядке, — рассуждает Дмитрий Аксенов. — Когда человек обращается в больницу, первое, что должны сделать медики — это обеспечить пациенту прием врача. Тем более это касается случаев, когда пациент поступает по скорой. Если у больницы нет возможности поместить пациента в палатах, то врачи могут размещать больных в коридоре, на каталках. Но пациенты должны лежать, а не сидеть, пересаживаясь с кушетки на кушетку или со стула на стул. При этом должен быть контроль со стороны врача за состоянием пациента, в том числе, медики должны оказывать необходимую помощь больному во время осмотра».

Проверки

Пока на томской станции скорой помощи проходит внутренняя проверка, к выяснению обстоятельств смерти 63-летней мамы Светланы подключились правоохранительные органы: по публикации на нашем портале проверку начали городская прокуратура и сотрудники регионального управления СК РФ.

Как рассказала заместитель томского прокурора Евгения Малышева, в ближайшее время сотрудники прокуратуры проверят, насколько помощь, оказанная матери Светланы, соответствует нормам законодательства.