Справиться с трудной жизненной ситуацией семьям и детям сегодня помогают 24 учреждения Томской области. За год поддержку получают 25 тысяч детей и 14 тысяч семей. Последние три года работа идет в новом формате. «Детских домов» уже нет, есть «Центры помощи».

В материале портала Tomsk.ru на примере трех центров расскажем о полном цикле работы с семьей, столкнувшейся с проблемой.

Маргарита Шапарева, начальник департамента по вопросам семьи и детей Томской области: «За три последних года произошла переориентация работы таких учреждений. Раньше все они были ориентированы только на ребенка: то есть после поступления ребенка в учреждение главная задача была – соблюдение его прав. Сейчас же все устроено так, чтобы работа была построена, в том числе, с родителями. Это могут быть приемные, опекунские семьи или очень неблагополучные семьи, а могут быть и благополучные, но в них воспитывается ребенок с ограниченными возможностями здоровья, и ему требуется социальная реабилитация».

Центр помощи семьи и детям «Огонек»

Здесь ежегодно получают поддержку восемь тысяч семей с детьми, которые нуждаются в помощи специалистов для решения своей проблемы – это работа по профилактике социального сиротства. Второе направление в работе: реабилитация детей с инвалидностью и ОВЗ. Такую помощь за год получают 150 человек.

Татьяна Молькина, директор томского Центра помощи семьи и детям «Огонек»: «Дети к нам зачисляются сроком на три месяца. В отделение реабилитации — в возрасте от трех до 18 лет. А в отделение помощи семье и детям, в основном, приходят дети школьного возраста. В группы дневного пребывания мы принимаем 40 детей, в каждой максимум 10-12 человек. Еще 20 детей приходят амбулаторно для занятия со специалистами по расписанию. Для каждого ребенка с инвалидностью или ОВЗ составляется индивидуальный план реабилитации – раз в месяц собирается консорциум специалистов и, при необходимости, вносятся коррективы и рекомендации родителям».

В отделении помощи семье и детям Центра идет уже другая работа – по сохранению ребенка в кровной семье. Сейчас за учреждением закреплено пять «кураторов случая». За три года работы в новом формате им удалось сохранить семью в 394 из 426 случаев, открытых после поступления сигнала в органы опеки и попечительства. Сейчас за специалистами закреплено 106 семей, в них воспитываются 116 детей.

[gallery]

Людмила Казанцева, куратор службы помощи Центра «Огонек»: «На первых этапах работы, особенно в сложных случаях, всегда говорю, сначала работает куратор за семью, потом выходим на более высокий уровень — работаем вместе с семьей, и потом семья работает сама. Ситуации бывают разные: где-то достаточно на три месяца провести курс, а есть где и шесть месяцев, и год, и больше. Но, как правило, если работа со случаем выходит за год — это уже приводит к лишению. Когда мы уже встречаемся в судах, родители, по большому счету, за своих детей не борются. У них есть все возможности сохранить ребенка в семье, просто-напросто им это не надо. Это семьи, находящиеся в таком глубоком кризисе».

Работа «кураторов случая» в целом по региону идет с положительной динамикой – показатель 80%.

Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей «Росток»

Многим он знаком еще как «Детский дом №1». С 2015-го — это многопрофильный Центр. За три года 105 воспитанников, в том числе дети с инвалидностью и ОВЗ, устроены в приемные семьи, в кровную семью вернулись 30 детей.

В одной группе живут дети разного возраста — от трех до девяти лет. При этом братьев и сестер не разделяют, чтобы они не терялись, и у них сохранялись кровнородственные связи. Сейчас в центре 19 школьников, их возят в шесть разных образовательных учреждений. Дошколята получают образование в самом Центре.

[gallery]

На базе Центра «Росток» с 2016 года работает «Школа приемных родителей». В год – по пять курсов. За это время подготовку прошли 258 семей – это 368 кандидатов.

Татьяна Катенева, руководитель службы по работе с семьей Центра «Росток»: «Наша задача дать максимум информации и помочь ее осмыслить. Занятия в школе ведут специалисты из разных сфер: юристы, врачи, психологи, психотерапевты, на встречи приходят родители, уже прошедшие процедуру усыновления. Делятся опытом. Люди должны понимать, что это не «розовая картинка», должны оценить свои ресурсы и принять взвешенное и правильное для себя решение. Это разные люди. Все зависит от того, зачем человек пришел. Кто-то не может иметь своего биологического ребенка, и эти люди усыновляют одного, максимум двух детей, и больше они стараются не общаться, не выходят на связь. Часть – это родственники детей, оставшихся без попечения. Мы считаем, что именно родственники должны проходить эту школу, потому что потом именно у них и возникают трудности при общении с ребенком. Если общий портрет рисовать, то это человек среднего возраста от 30 до 50 лет, среднего достатка».

Всего в области 15 образовательных учреждений, которые ведут «Школу приемных родителей», два из них в Томске. В банке кандидатов сегодня 71 человек, еще 12 – из других российских регионов. За первое полугодие 2018-го уже 379 детей устроены в семью.

Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей города Томска

Это бывший «Детский дом №4». Здесь также главная цель – сохранить для ребенка кровную семью, однако эта работа не всегда результативна. И тогда начинается этап подготовки ребенка к замещающей семье, третий – передача приемным родителям.

Центр готов принять до 50 детей. Последние три года проживание здесь организовано по принципу семейного воспитания. В каждой из шести групп не больше 8 детей разного возраста от шести до 18 лет. Их территория – это полноценная квартира: прихожая, гостиная-игровая, спальни, кухня. На каждую группу — по два воспитателя.

Сергей Левшаков, воспитатель группы №2: «Воспитатель – это такая работа, нужно уметь все, понимать детей, относиться уважительно. Но главная задача – это их жизнь, их здоровье, их социализация. Большое внимание уделяем их финансовой грамотности, спортивной подготовке — карате, бокс, рафтинг, футбол, стрельба. В выходные мы проводим занятия по кулинарии. Дети любят пельмени стряпать, сухарики очень любят, сосиски в тесте. Девчонки умеют практически все, и мальчики участвуют. Ходим в походы, там готовим и каши, и супы...

Знаете, я начал работать в школе-интернате физруком сразу после окончания педагогического училища в Колпашево. После армии вернулся туда же, потом меня перевели в полицию – 12 лет проработал в инспекции по делам несовершеннолетних. А потом снова вернулся к этим детям, меня все время тянуло. Шесть лет в этом учреждении…

В моей группе самому старшему — 17, самому младшему — 10 лет. С маленькими детьми полегче, а когда старшие приходят, у кого уже сформировался характер, сталкиваемся с трудностями. Правда, у маленьких адаптация проходит сложнее. Старшие помогают – ни дедовщины, ни унижения у нас нет. К тому же, у нас сильные педагоги, мы справляемся».

Светлана Дерешева, заместитель директора Центра по воспитательной работе: «Еще одна большая работа, которую мы ведем, это наши выпускники. В этом году выпустили 11 девятиклассников. Все поступили в техникумы, томские и в новосибирские. Также работаем с опекунскими и приемными семьями, сейчас у нас на сопровождении 184 семьи с Советского района. То есть мы оказываем им необходимую помощь. К примеру, психологическую, юридическую, медицинскую, логопедическую. При необходимости, мы готовы принять детей на три-шесть месяцев, если родителю по каким-то причинам нужно где-то побыть, в зависимости от того, какая там ситуация. За прошлый год после лишения родительских прав нам удалось восстановить шесть кровных семей».

[gallery]

«Наставник» — друг. Благотворительный фонд «Меркурия»

Некоммерческая организация Благотворительный фонд «Меркурия» ведет работу по социализации детей, находящихся в трудных ситуациях, также три года. Один из последних — проект «Наставник». Как рассказывают его кураторы, этот проект, в первую очередь, о дружбе. Чтобы у ребенка появился значимый взрослый.

Анжелика Хандогина, руководитель проекта «Наставник»: «Как бы громко это ни звучало, но мы прикладываем очень много усилий, чтобы стать ребенку другом, с которым можно поговорить обо всем. Правда, стать наставником может совсем не каждый. Нужно понимать специфику этих детей. Они немного «колючие», у каждого из них в душе есть что-то пережитое. Волонтер проходит несколько тестов, участвует в наших мероприятиях с детьми. И только когда складывается ситуация, при которой ребенок совершенно естественно к кому-то из взрослых проявляет внимание — может взять за руку, или позвать – и если у взрослого это откликается взаимностью к ребенку, мы смотрим, как они общаются на другом мероприятии. И только когда мы видим, что «коннект» есть, мы закрепляем пару. Период наставничества – год. Но дружба – она навсегда. И очень важно не переступить грань: из друга стать родителем...

Я сама являюсь наставником уже два года. С моим подопечным мы познакомились на одном из мероприятий, который наш фонд проводил для детей, оставшихся без попечения родителей. Мальчик, ему 13 лет. Нам понадобилось полгода, чтобы понять, что наши «отношения» вне конкуренции. А ему понять, что я действительно его люблю, он может мне доверять… Он, глядя на меня и других наших наставников, хочет стать лучше. Понимает: чтобы что-то достичь, нужно приложить усилие. Он четко понимает, что он хочет. Раньше этих вещей не было. Я думаю, что у него впереди очень большие перспективы».

«Каждому ребенку из детского дома нужен настоящий друг. Им можете стать именно Вы». Получить подробную информацию о проекте «Наставник» Благотворительного фонда «Меркурия» можно по телефону 22-49-13.

Алина Штарк