Сегодня в России празднуют День семьи, любви и верности — в память о святых благоверных князьях Петре и Февронии Муромских. Они — символ крепкой семьи для россиян.

По такому случаю Tomsk.ru решил побеседовать с недавно родившейся семьей — Ильей и Дианой Клинкиными, которые решили провести свою свадьбу на Воскресенской горе в полном соответствии со старорусскими и сибирскими традициями.

Там же, на Воскресенской горе, Илья и Диана познакомились два года назад — во время фольклорного мероприятия, в котором оба участвовали. Она — как руководитель новосибирского фольклорного ансамбля «Росстань», он — как помощник организаторов в Томске. В один момент все встали в хоровод, и там Илья и Диана впервые взялись за руки. Второе судьбоносное соединение их рук было почти два года спустя — на венчании в Воскресенской церкви Томска.

«Сложно сказать, как происходит переход от знакомства и простого общения к решению о соединении наших судеб. Не так, что познакомились, и на следующий день его уже чрезвычайно любишь и жить без этого человека не можешь. Это как-то неконтролируемо, постепенно, в разговорах, общении, делах совместных. Это не гонка», — вспоминает Диана.

О семье

Какими были семьи, в которых вы выросли?

Диана: Родители мои 31 год живут в браке. Поэтому для меня было принципиально важным моментом скрепить наши отношения с Ильей браком, никакого другого исхода наших отношений и их дальнейшего развития кроме официального брака и венчания я не видела. И взгляды в этом у нас совпадали.

Илья: В моей семье совершенно противоположная ситуация — родители развелись, когда мне было четыре года. Как-то постепенно за последние четыре-пять лет я сам пришел к тому, что хочу полную семью, не хочу сожительствовать. Причем, штамп в паспорте для меня на третьем месте. На первом — венчание, точнее, именно отношение к семье — взвешенное, ответственное.

Почему вы выбрали именно традиционную фольклорную свадьбу, а не ту, какая принята сейчас?

Илья: В современном обществе утрачена безвозвратность решения. В нашем русском дореволюционном обществе не было даже понятия развода. Это считалось большим позором. Тогда жених давал слово не только родителям и супруге — он перед всем честным народом показывал, что это его избранная, что он ее берет в жены и несет за нее ответственность. Это, конечно, почти невозможно сделать в современном городе, но мы постарались собрать на нашей свадьбе весь честной томский народ. Для меня, как для мужчины, эти обряды — это порядок. Ты чувствуешь, что поступаешь правильно, когда даешь слово всему миру, всему честному народу.

Диана: Люди до того дошли, что любые свои поступки хотят «отмотать назад» и исправить. Мы привыкли к компьютерным играм, где можно всегда удалить неудачное прохождение и начать заново, «пересохраниться» и так далее. Так и с семейными отношениями происходит: люди разводятся, развенчиваются, живут без официального брака. Но сколько бы ты ни поставил штампов в паспорте, это тебя не спасает, если нет внутреннего решения и понимания того, что это — выбор один раз и на всю жизнь. Современная свадьба сводится к тому, что есть красивое белое платье невесты, шикарный обед и приглашенные артисты. Но чувства, которые у тебя есть в душе, невозможно вместить в этот праздник. А традиционная культура очень помогает пережить все эмоции — горечь от разлуки с родителями, прощание с девичеством. Обряды помогают этому, ты успеваешь прочувствовать все, что тебе нужно, понять важность этого процесса.

Илья: Там есть обряд расставания с красотой, когда выносят елку — символ смерти, смерти девичества. Девушка «умирает», «рождается» замужняя женщина. Это очень символично. Девушки — существа чувственные, и им нужно все это пережить. В современном мире, видимо, эти негативные эмоции выплескиваются во вновь созданную семью. Раньше ведь свадьба длилась неделями — три дня сама свадьба, потом они ездили по родственникам, и все это время невеста переживала, причитала, через песню, через голос все выплескивала.

На вашей свадьбе было еще и венчание. Сейчас оно не очень популярно. Почему вы решили повенчаться?

Диана: Традиционная русская культура настолько пропитана православием, что невозможно изучать и любить одно и не принимать другое. Поэтому празднование традиционной свадьбы и отсутствие при этом венчания невозможно даже представить.

 

Один священник говорил, что для полноценного брака должно быть четыре составляющих: благословение родителей, благословение Церкви — венчание, благословение государства — роспись в ЗАГСе и свадебный пир. Какова ваша позиция в этом отношении?

Илья: Если честно, я бы убрал все, кроме благословения родителей и добавил понимание самих молодых, что это безвозвратное решение. Если для этого им нужны еще Церковь, штамп в паспорте и свадебный пир, я бы усомнился в серьезности их поступка. Потому что, прежде всего, это должно быть личное решение, личное понимание. Оно не у самого, конечно, складывается. Можно брать примеры в Церкви, в церковных преданиях и житиях святых. Можно брать примеры окружающих, общества, где ты видишь примеры успешных семей, многодетных семей, семей, которые следуют традиционной культуре. Ты видишь, в чем отличие от обычных светских семей.

Где взять такую уверенность в своем избраннике, в себе, чтобы пойти на венчание — оно ведь на всю жизнь?

Илья: Это очень многофакторный вопрос. Нельзя поменять одну только составляющую — пойти в студию русской культуры плясать, например. Этот совет тебе не поможет. Это будет просто увлечение, если ты при этом продолжаешь курить, пить спиртное, ходить в клубы, играть тяжелую музыку. Развиваться нужно в разных направлениях.

Диана: Нет рецепта. Мы не можем сказать: «Придите на Воскресенскую гору, поводите хороводы, и кто вас возьмет за руку, с тем и венчайтесь».

Илья: Или «Походите в церковь, почитайте Библию». Мы же прекрасно знаем, и батюшка всегда нам об этом говорит — 80 % прихожан просто приходят в храмы, а потом всем говорят, что они ходят в церковь. Кто-то это делает напоказ. Так что венчание — это не рецепт для крепкой семьи. В нашем современном обществе можно пойти повенчаться, а потом все равно развестись.

Диана: Сложно сказать, где найти уверенность. В своем сердце, наверное, если по-женски сказать. А как она там появляется — это надо почувствовать.

Вы стараетесь и в семье воплощать традиционный уклад, начало которому положили на свадьбе? И думали ли, сколько детей вы хотите — одного-двух, или хотите быть многодетной семьей?

Диана: Для нас невозможно провести традиционную свадьбу и забыть об этом. Это не игра. Мы это сделали потому, что для нас не было другого варианта. Не хочется загадывать наперед, сколько в нашей семье будет детей, но хочется, чтобы их было много. Глядя на наших многодетных друзей, мы не чувствуем ни сомнения, ни страха перед воспитанием детей в современном обществе. Господь дает возможности, было бы желание.

Илья: Мы стараемся воплощать в жизнь традиционный уклад семьи. Есть решения, которые только мужчина принимает — финансовые, связанные с мужской силой, мужским умом. Женщина всегда отвечает за домашнее хозяйство, за красоту, за уют, за энергетику в доме. У нас есть, может быть, страх перед рождением первого ребенка, такое бывает у всех, но нет непонимания того, как люди воспитывают троих-четверых детей, нет страха.

О любви

Что для вас означает любовь? Что вы вкладываете в это понятие?

Илья: В современном обществе «замылилось» это слово. На самом деле оно познается в течение всей своей жизни. Жизненный путь — это такой урок или книга, которую ты должен вместе со своим спутником жизни прочитать. Если кто-то остановился на этом пути, супруг ему помогает. Отец Максим, который нас венчал, говорил, что супруги быть сопряжены, как в упряжи: один конь телегу тащит менее нагруженную, а вдвоем в одной упряжке они могут нести более тяжелый груз, чем по одному. При этом они не могут в разные стороны тянуть, тогда груз будет потерян.

Нужно ли для создания семьи еще что-то, кроме любви?

Диана: Во-первых, нужно желание создать семью, быть не одному, родить детей, воспитать их. В принципе, нацеленность на семейность. Второе — несомненная любовь, заинтересованность, увлеченность человеком, который есть у тебя. Плюс к этому — общие интересы, общие взгляды, в принципе понимание каких-то основополагающих вопросов. Вот это основное, важное. Невозможно на одной любви, на увлеченности, влюбленности какой-то юной, которую мы все переживали, построить семью. Нужно очень многое к этому добавить. Но и общие интересы меняются, надо учитывать это заранее.

Тогда как понять, что вот он — тот человек, с которым ты готов провести свою дальнейшую жизнь?

Диана: Это надо просто почувствовать. Я ведь выходила замуж не потому, что у меня по пунктам от первого до десятого везде стоят «плюсики» в отношении Ильи. Это, несомненно, важно — что мы о многом можем поговорить, у нас общие интересы, но это все равно не все. Ты же не можешь выйти замуж только по умственному расчету. Должно быть еще что-то внутри, о чем сказать невозможно. Оно приходит, и ты можешь довериться человеку.

Илья: Есть старая поговорка: «Не ищи девушку в хороводе, а ищи в огороде». Я, правда, в хороводе нашел. Но и в «огороде» тоже посмотрел. «Огород» в современном обществе можно понять как ситуацию, в которой видны качества твоего спутника жизни.

Диана: Нам повезло, что у нас было время. Мы очень много общались, много разговаривали. Это были просто «километровые» сообщения — и голосовые, и текстовые. Постепенно, пока ты говоришь с человеком, понимаешь, что он разделяет твои интересы, что вы, оказывается, очень похожи.

Илья: Мы понимаем, что в сложных или простых жизненных ситуациях будем поступать одинаково или стараться так поступать, искать взаимодействие. Главное между двумя молодыми людьми — это общение, умение не уйти в эгоизм, в отрицание, не отвернуться и закрыться, а постараться открыться. Можно сказать, причина сегодняшних разводов в том, что у людей присутствуют виртуализация отношений и есть очень много эгоизма.

Как вы решаете разногласия, что делаете, чтобы не доводить до ссоры?

Диана: Мы разговариваем.

Илья: Если у кого-то что-то «кипит», значит, мы отдыхаем, потом опять разговариваем. Мы знаем, что у нас задача — не выпятить свою гордыню, не настоять на своем, а найти компромисс, дойти до какой-то общей точки.

Диана: Смысл не в том, чтобы отстоять свое мнение. Если это не приносит никому счастья, зачем это делать? Господь дал нам способность говорить и слышать, значит, нужно этим пользоваться. Сегодня мы все отвыкаем общаться. Потому что есть социальные сети, где нет необходимости говорить. Мы же в семье стараемся этого избегать — мы проговариваем все свои чувства, сомнения, все нерешенные вопросы.

Илья: Иногда это бывает болезненно для мужчины — слышать что-то неприятное. Но задача — сохранить семью.

О верности

Что для вас верность?

Илья: Семья — это такой корабль, закрытое помещение, где есть определенное количество семейного «топлива». И если нарушать верность, получается брешь, начинает поступать вода, а «топливо» уходит. Это случается и когда, например, жена поздно приходит домой или носит мини-юбку. Это сильно отражается на семье. А потом люди думают: откуда скандалы, усталость, раздражительность. Изменяя, ты уносишь из семьи Божью благодать. Как ни назови, что-то невидимое из семьи уходит, когда наступает неверность. Верность — это когда ты веришь, что ты сам сделал правильный выбор. Ты реши сам, верен тебе супруг или супруга, или нет. Способен ли он изменить тебе, или нет? Если способен, подумай: зачем ты выбрал такую супругу, это не умное решение. А если веришь, то зачем сомневаться, ревновать? Так говорит психология. Верность — это твой выбор.

Диана: Верность — это в первую очередь верность самому себе, своему решению. Если ты сказал «Да», связал себя узами брака, то вопрос верности или неверности, по крайней мере, для меня, не стоит. Этот вопрос нужно решать до того, как ты вступаешь в брак.

Получается, в семейных отношениях вообще не должно  существовать понятия о неверности?

Диана: В моем мире — не должно и не может. Но мы не 50 лет в браке провели, чтобы давать какие-то советы. Мы пока только в начале пути. У нас есть целый багаж теоретических знаний, мы прочитали много книг, но как мы будем воплощать эти знания на деле — только время может показать.

По крайней мере, у вас есть готовность к тому, чтобы все препятствия преодолевать.

Диана: Да, эта готовность проявляется как раз в свадьбе, когда мужчина предлагает женщине выйти замуж. Это показывает его решимость, особенно в современном обществе, где люди зачастую живут вместе без брака. Мужчина предложением выйти за него замуж показывает уважение к женщине и к ее семье. Со стороны женщины решение выйти замуж это тоже определенная готовность. Традиционная культура очень спасает в плане примера того, как надо сделать. Вот у меня родители, как я уже говорила, живут 31 год в браке, и у меня перед глазами есть пример того, как можно построить семью. У Ильи ситуация другая. Где брать пример? Кто правильно делает? Те, которые живут в «гостевом браке» или без печати в паспорте? Традиционная культура в этом плане дает тебе образ поведения. Ты видишь, как жили поколения людей до нас, и все у них было ладно. Значит, они жили правильно.