Уходящий год стал для ТГУ прорывным касательно инноваций. Заработал венчурный фонд, созданный совместно с Российской венчурной компанией. Проект «Школа будущего» и Институт инноваций в образовании заручились поддержкой «Рыбаков фонда». Масштабным событием стала конференция «Город IT», в организации которой вуз принял непосредственное участие. Все эти и сотни других фактов – результат работы Управления инновациями ТГУ. Подробнее о ней Tomsk.ru рассказал проректор по инновационной деятельности Константин Беляков.

С какими факультетами работает Управление инновациями?

Со всеми, и не только с ТГУ. У нас есть резидент-центр, бизнес-клуб, аудитории, где можно проводить семинары и другие обучающие мероприятия. Сюда могут прийти все, кому надо обсудить бизнес-идеи, проекты.

То есть, инновации, которые вы помогаете развивать, касаются не только технического прогресса?

Конечно. Если человек создал что-то новое в сфере сервисного обслуживания, психологии, журналистики и так далее и готов внедрить это в общую практику применения - мы ему помогаем.

В этом году ТГУ стал первым вузом в стране, который создал венчурный фонд. Как пришла эта идея, и как она реализовывалась?

Идея базируется на том, что все венчурные предприятия рождаются, как правило, в молодых головах. Где есть такая среда? Конечно, в университете. Но у вуза все, что не связано с образованием, является нецелевым использованием государственных средств. Поэтому изначально Минобрнауки ответило, что мы не имеем права этим заниматься. Тогда мы попросили разрешить изменения в уставе ТГУ, и  впервые университету позволили вкладываться в венчурный фонд. На все это ушел целый год. Пока это микро-фонд. Тем не менее, мы уже выбираем проекты для вложений. Мы заинтересованы в этом, во-первых, с точки зрения венчурного технологического развития, а с другой стороны, ТГУ может на этом еще и заработать. 

Сейчас много говорят о  цифровой экономике. Как ТГУ помогает развивать эту сферу?

В этом году мы инициировали создание лаборатории цифровой экономики с прикладным уклоном. В ее состав вошли предприниматели, руководители предприятий и ученые. Еще мы создали малое инновационное предприятие цифровой экономики. Оно будет заниматься внедрением наших проектов в реальную жизнь. Ну и, конечно, мы готовим специалистов. Когда открываются какие-то новые рынки, либо предприятие создает собственный рынок, ему нужны кадры. А обретаются они, прежде всего, в университетах.

Помимо термина «цифровая экономика», сейчас все чаще стал звучать термин «цифровое право». Что это за новая отрасль?

Это одно из направлений, которое было инициировано нашим Управлением инноваций. Все уже научились торговать продуктами осязаемыми. Другое дело – выйти на рынок неосязаемых продуктов, где существует иная правовая основа. Она связана с международным патентным правом, с международным правом лицензионных отчислений… Там есть огромное количество нюансов. На то, чтобы понимать, как это должно работать, и нацелено цифровое право.

У студентов ТГУ, которые изучают право, есть эта отрасль как отдельное направление?

Да. Более того – мы магистрантов озадачили выпускными экзаменационными работами, нацеленными на создание подобных продуктов. Многие из них уже существуют, а многими еще надо заниматься в качестве исследовательских работ. Например, это право роботов и право людей защищать свои интересы.

Что вы имеете в виду?

Уже сейчас каждый человек ежедневно общается с роботами. Тот же смартфон – это устройство с зачатками интеллекта. Когда мы доверяем какие-то функции своему цифровому двойнику, то есть электронному образу, мы ориентируем его на более высокую степень автономности. Сегодня роботы лишь выполняют то, что мы хотим. Например, мы поручаем цифровому двойнику ежемесячно оплачивать коммунальные услуги. Со временем этих функций будет все больше. Как только автономность наших двойников превысит определенный порог, у них появится право принимать собственные решения. Как они поведут себя - этим вопросом надо заниматься уже сегодня.     

А что сейчас главный тормоз технического  прогресса?

Это, прежде всего, понятие безопасности в обществе. Но я бы не сказал, что это мешает. Система тормозов обязательно должна быть, иначе эволюция превратится в революцию. Я благодарен тому, что существуют сдерживающие факторы.

Что бы вы посоветовали людям «в возрасте», которым зачастую непросто принять новые технологии?

Мы не зря говорим о позиции непрерывного образования. По-хорошему, каждые пять лет нужно менять работу, открывая что-то новое для себя. Это не сложно – сейчас огромное количество онлайн-курсов. По некоторым оценкам, продолжительность жизни скоро увеличится до 150 лет. Естественно, и технологические уклады будут меняться. Хотим мы этого или нет – мы должны тоже меняться. Вот это я всем рекомендую.

А что произойдет с той частью общества, которая не станет развиваться?

Увы, эти люди через некоторое время перестанут понимать, что с ними происходит, и войдут в категорию управляемых. Надо понимать, что это очень опасно.