Ученые лаборатории наук о больших данных и проблемах общества ТГУ сравнили несколько десятков сообществ правых радикалов и исламистов в социальной сети «ВКонтакте», сообщила пресс-служба вуза. Исследование показало, что ультраправые чаще публикуют призывы к насильственным действиям.

Ученые изучили 42 группы правых радикалов и 29 групп исламистов. За сообществами исследователи наблюдали в течение четырех месяцев, проанализировали социально-демографический состав, плотность групп, географическую распределенность участников, связи между группами, особенности организации сетевых структур, идеологию.

Выяснилось, что участниками сообществ обычно являются молодые люди 18–30 лет. И праворадикалы, и исламисты оправдывают прямое физическое и структурное насилие (ущемление потребностей и интересов людей), хоть и не участвуют в непосредственной организации нелегальных вооруженных преступных группировок. 

При этом ультраправые ведут себя в социальной сети агрессивнее, чем исламисты.

«Сторонники правых радикалов не стесняются открытых призывов к насильственным акциям по отношению к мигрантам, представителем других рас и национальностей, которых они воспринимают в качестве врагов, — говорит сотрудник лаборатории наук о больших данных и проблемах общества Сергей Чудинов. — Это связано с тем, что ультраправые подвергаются гораздо меньшему давлению со стороны спецслужб и государственных органов, которые контролируют и пресекают проявления экстремизма в соцсетях».

Ранее ученые лаборатории наук о больших данных и проблемах общества ТГУ анализировали исламистские группы. Этим сообществам пришлось адаптироваться к условиям ужесточения государственной политики. В них нет прямых призывов к насилию, однако остается язык вражды в отношении к умеренным и традиционным мусульманам, суфийским течениям в исламе, представителям других конфессий, светскому обществу и светским государственным институтам. Материалы исламистских групп часто маскируются под видом общемусульманской тематики, обсуждения деталей религиозного закона. При этом акцент смещается в сторону обвинения в неверии единоверцев, которые не соответствуют жестким критериям правоверного образа жизни в его радикальной трактовке.

«Результаты нашего исследования показывают, что деструктивный потенциал праворадикальных экстремистских сообществ в российском обществе недооценен», — отмечает Сергей Чудинов.