У женщин нет логики. Мужчины не плачут. Место женщины на кухне. Мужчина должен быть добытчиком в семье. Это лишь немногие стереотипы, бытующие в современном обществе. Но есть и другое мнение — мужчина и женщина в обществе равны. Эта теория существует давно, но совсем недавно звезды Голливуда начали преподносить ее довольно радикальным способом. Шарилиз Терон и Меган Фокс наряжают своих сыновей в платья, разрешают им носить длинные волосы и заплетать косички, объясняя это тем, что они выступают против гендерных стереотипов.

Корреспондент портала Tomsk.ru решила узнать мнение сексолога Екатерины Чеботаревой и доцента кафедры социологии ТГУ, кандидата философских наук Романа Быкова по этой теме, чтобы понять, как это явление может отразиться на личности ребенка и на процессах в обществе, действительно ли есть потребность в гендерных различиях и может ли в России такая модель воспитания стать нормой.

Почему мама переодевает мальчика в девочку?

Сексолог: «В данной ситуации важен момент, что мама делает это публично. Дело не в том, что женщина хотела девочку, а у нее родился мальчик. Если бы у нее было такое внутреннее желание, то она относилась бы к нему, как к девочке, но дома. Если у женщины нет каких-то психологических отклонений, то это выражалось бы в том, что она стала бы его слишком нежить и сюсюкаться с ним, как с девочкой. Мама, которая переодевает мальчика публично, пытается добиться какой-то цели. Здесь важно понимать какой. Я думаю, что если мы говорим об известных людях, звездах Голливуда, то это делается для того, чтобы сформировать в общественной массе какое-то мнение, принести какую-то культуру».

Социолог: «Первая волна феминизма была в XIX веке, когда женщины боролись за свои права. Феминизм приносил в общество свои позитивные и негативные плоды. Сейчас в науке много споров на эту тему, и все они сводятся к одному — гендер формируется или он определяет физиологию, психологические и социальные процессы человека?

На мой взгляд социолога, очень часто в публичном пространстве и в науке люди не разделяют эти три сферы, из-за этого у нас возникают очень серьезные последствия. Эти разговоры о женской и мужской логике, вопросы о том, кто важнее и кто главнее.

Вопрос, зачем звезды наряжают мальчиков в женские платья, как раз и продиктован феминистскими идеями о том, что пол конструируется, что если мальчику или девочке не говорить его пол, то, когда ребенок вырастет, он сам определится».

К чему может привести подобный подход в воспитании?

Сексолог: «Основной пик проблемы начнется в период полового созревания с 10 до 12 лет, когда в мальчиках очень сильно приливает гормон тестостерон. Последствия могут быть очень страшными, вплоть до инцеста. Если мальчик, который, по сути, и является мальчиком, у которого все внутри функционирует, как у мальчика, у которого психика мужская, видит, что у него есть младшая сестренка, у него начнется конфликт «я — девочка, я близок со своей сестрой», но в то же время внутри он функционирует, как мальчик.

У ребенка может развиться шизофрения на фоне внутриличностного конфликта. Ребенок может не понимать, почему мама обращается со мной, как с девочкой, одевает меня, как девочку, но выгляжу я, как мальчик, и мне нравятся девочки. Этот конфликт не даст ребенку полноценно развиваться как личность.

Возможен и уход в гомосексуализм. Родители, которые не принимают пол своих детей, не воспитывают их соответственно их полу, открывают широкие ворота в гомосексуализм для своих детей. Придет конкретный ребенок к этому или нет, никому неизвестно, но вероятность этого велика. К сожалению, самостоятельно из этого выйти уже невозможно».

Социолог: «На мой взгляд, феминизм, особенно радикальный, может приводить к ряду негативных последствий. Если у нас в обществе не будет мальчиков и девочек, если все роли будут относительными и размытыми, если у нас не будет четких ролей в семье, то есть основания полагать, что это приведет к тому, что семья будет еще более слабой. Ни для кого не секрет, что в европейских странах институт семьи исчезает, в России тоже с этим много проблем. У нас как исследователей возникает вопрос: если не будет в обществе мужчин и женщин, это как-то поможет в семейных отношениях или это до конца добьет семью, или это будут иные формы, и у нас будут процветать ЛГБТ и прочие культуры?

Тем не менее, можно найти один позитивный момент. Есть идея о том, что мужское и женское есть в каждом человеке. Если мужское снаружи, а женское внутри — кто это? Скорее всего, это мужчина в нашей культуре. А если женское снаружи, а мужское внутри, когда девушка может быть иногда жесткой, иногда очень серьезной и пробивной, а не женственной и мягкой? Наше общество такие алгоритмы поддерживает, то есть гендер в любом случае социально конструирован. Но если мы заявляем, что мужского и женского нет вообще, и нужно стирать границы между полами на биологическом и психологическом уровне, то могут возникнуть проблемы».

Почему в современном обществе женщина может носить брюки, а мужчина не может носить юбку?

Сексолог: «Мужчины могут носить юбки, только зачем им это делать? Сегодня одежда утратила свое первоначальное предназначение — прикрыть наготу. Сегодня мы одеваем ту или иную вещь, чтобы показать другим, кем мы являемся. Одежда отражает наш внутренний мир. Есть брюки, которые подчеркивают женственность, есть брюки, которые подчеркивают мужественность. А если ты не определился — мужчина ты или женщина, то для тебя есть отдел унисекс, где можно найти брюки, которые ничего не подчеркивают, а выполняют функцию «прикрыть».

Социолог: «Если верить одному из направлений социологии, то мы не можем отрицать того факта, что люди, которые живут в социуме, в каком-то смысле сами себе не принадлежат. Общество порой тотально, определяет поведение людей. Мы можем представить ситуацию, когда люди 15, 25 и 85 лет родились в определенной семье, в определенной культуре, у них есть определенные шаблоны и модели поведения, ценности, и они даны им культурой. Когда человек заявляет «я этого хочу» у любого исследователя-социолога возникает вопрос — это в нем общество говорит или он сам? Когда мы доходим до уровня личностного, глубинного, когда человек действует, как личность, он может сознательно выбирать модели поведения, а все остальное часто мы делаем бессознательно. Поэтому когда мы видим мужчину в юбке или девушку, побритую налысо, занимающуюся боксом и позволяющую себе очень грубую нецензурную лексику — все то, что не вписывается в наши представления, то мы считаем, что это неправильно. Возьмем тех же неформалов, наверняка, в каждой школе есть молодой человек, который отрастил длинные волосы, и он уже с точки зрения окружения воспринимается, как неправильный, и общество порицает это».

Должно ли быть различие в половом воспитании мальчиков и девочек?

Сексолог: «В сексологии нормой считается, что к двум годам ребенок должен знать — мальчик он или девочка. Почему это важно? Осознание своей половой принадлежности является фундаментом личности. Ведь что мне дальше делать, если я даже не знаю, кто я? О какой стабильной и уравновешенной личности может идти речь, если у меня даже этого нет?

Если говорить о разнице в половом воспитании. Часто современные женщины жалуются, что их мужья ничего не делают. А этот муж, когда был трехлетним мальчиком, слышал от мамы: «Сыночка, посиди, я тебе это принесу. Туда не ходи. Не прыгай. Ты упадешь, поранишься, поцарапаешься, разобьешь коленку». Мы не понимаем, что та мужественность, которой не хватает, чтобы мужчины были добытчиками, чтобы они были смелыми и твердыми, чтобы они были уверенными в себе и чтобы на них можно было положиться, закладывается в трехлетнем возрасте. У мальчика должна быть реализация собственного потенциала. Все накладывается, как кирпичик на кирпичик: я мальчик — у меня получилось прогнать белку — я смогу справиться с этой трудностью — я справился с трудностью — я смогу обеспечить свою семью, у меня получится. В итоге мы видим счастливого, уверенного в себе мужчину, счастливую женщину рядом с ним и детей, которые перенимают такую модель поведения.

Возьмем другую модель. Вот мальчик, он считает, что он — девочка, играет в женоподобные игры, например, дочки-матери. Он неизбежно столкнется с притеснением со стороны сверстников, хотим мы этого или нет. Что будет формироваться: я не знаю — кто я, я вижу, что меня все всегда обижают. Появляется синдром жертвы: у меня это не получится — я это не смогу — меня не принимает этот мир. Эти люди очень часто заканчивают свою жизнь суицидом».

Социолог: «Насколько мне известно, в Германии и Франции в детских садах формировались экспериментальные группы, когда мальчикам и девочкам не говорили их пол, они вырастали и самоопределялись. Здесь, на мой взгляд, вступают в противоречие классический традиционализм, когда мы говорим, что правильно, когда мальчик есть мальчик, а девочка есть девочка, и современный подход, который продиктован феминизмом и современной культурой, когда ценности и нормы становятся относительными, и каждый вправе выбирать свое. Поэтому возникают такие явления — хочу, наряжаю мальчика в платье и говорю ему: «Не дерись. Можешь поплакать. Никакой ты не защитник». Есть ли в этом реальная проблема? Исследователи ломают над этим голову последние 50 лет».

Можно ли сказать, что для американцев подобные эксперименты норма?

Сексолог: «Важно понимать, что нам навязывают, что в США такое поведение — это норма, но на самом деле это не так. Даже для них это не норма, просто там не скажут ничего матери, которая так одела своего ребенка. У нас же из этого раздуют невероятную проблему. У них много традиционных семей, об этом важно помнить».

Социолог: «В США до сих пор в правительстве есть мормоны и протестанты разного рода, которые явно не поддерживают подобные явления. Я не думаю, что такое поведение для всех нормально, но США всегда были известны своим либералистическим настроем. Все, что приживалось там, потом приживалось в других странах, например, молодежные движения или религиозные течения».

Может ли такое воспитание стать нормой для российского общества?

Сексолог: «В нашей стране мы склонны придерживаться традиционных вещей, традиционных браков и традиционного подхода к пониманию и воспитанию гендера. Поэтому родителям важно не уйти в крайность, не начать думать о семьях, которых единицы и которые живут в далеких Соединенных Штатах. Хочешь изменить мир — начни со своей семьи. Чтобы это все не пришло в нашу страну, иди домой, займись своей семьей, правильным половым воспитанием, начинай это вовремя, занимайся самообразованием и учи своих детей».

Социолог: «Российское общество не готово к нетрадиционным способам сексуальных отношений, к ношению юбок мужчинами и к Кончите Вурст, потому что традиционалистские представления в нашем обществе очень сильны. Какая тенденция победит в России? Никто пока ответить на этот вопрос не сможет. Может быть, у нас государство возьмет сейчас ориентир на православие или очень сильно поддержит церковь, тогда традиционализм очень сильно зашкалит. У нас многонациональная страна, у нас есть этнические группы, которые в принципе никогда не будут придерживаться и поддерживать подобное поведение, для них все это очень странно, непонятно и неправильно».

Валентина Бейкова