Новый год в детстве — настоящая сказка: пушистый снежок, фейерверк, сладости, елка, подарки, а ты в костюме Зайчика читаешь стихи Деду Морозу... Практически у каждого из нас был костюм, в котором мы шли на утренник в детский сад и в школу, где сотни разных Медвежат и Суперменов водили хороводы и пели песни про елочку. Мы решили напомнить вам, какой он — Новый год в детстве, рассказать, как мы наряжались и как отмечали самый волшебный праздник. Редакция портала Tomsk.ru — о том, какие костюмы мы надевали в Новый год, и как старались наши родители, создавая эти необычные наряды.

Андрей Белоусов:

— В детском саду в разные годы я был Зайчиком, Пингвином, Буратино. Помню, у нас по сценарию было 12 Буратин, как 12 месяцев, каждый должен был сделать большой ключ, украсить его. Эти ключи стояли у стены, и когда дети бегали, сломали мой ключ, я расплакался: как я буду играть в сценке без ключа? Мы по сценарию должны были нести ключи, держа их перед собой. Ко мне подошла Снегурочка и дала свою волшебную палочку. Меня поставили первым, и я побежал с этой волшебной палочкой, а все мне завидовали. Еще был костюм Медведя, его мама сшила из подручных материалов: это были какие-то ткани, мех, бусинки, мишура... Покупных костюмов не было, все делали сами. Костюм всегда был немного неудобен, если что-то надето на голове или на глазах, то уже через пять минут приходилось это снимать, и образ был неполным. Однажды на утреннике у меня был костюм Робота, его мама сшила из блестящего материала, такого, как новогодний «дождик». Когда прошиваешь такой материал, то он по шву просто рвется, и уже через десять минут он весь у меня развалился на куски. Уцелели только шорты, потому что блестящие куски были пришиты к обычным шортам. Пришлось остаток утренника быть без костюма.

Андрей Вечерков, шеф-редактор:

­­— Мое детство пришлось на 90-е, и у родителей не было возможности купить готовые костюмы, в основном все делали сами, кто как мог. В моем классе были дети, у которых были шикарные костюмы, но у меня с этим была проблема. Помню случай, когда я нарядился в костюм Буратино, но он заключался только в колпаке и носе из бумаги, все остальное — обычный детский костюмчик. Дед Мороз на утреннике объявил, мол, кто в костюмах — подходите за подарками, я подошел, всем подарки раздали, а мне — нет, Дед Мороз даже не заметил, что я в костюме. Тогда я подошел к брату, рыдая, рассказал ему обо всем, он пошел разбираться с Дедом... Подарок все-таки дали, но было уже не то. Однажды я был Медвежонком: какие-то варежки, шортики, шапочка с ушками... Не знаю, откуда взялся этот костюм, но он явно был самодельный. Что касается самого Нового года, родители устраивали нам с братом сюрприз. Они договаривались с соседями, которые складывали наши подарки в пакет и выставляли на балкон, чтобы они замерзли. Соседи после полуночи стучали в дверь, дергали дверную ручку, а родители говорили, что, наверное, это Дед Мороз. Мы открывали дверь, под дверью лежали подарки, мы их трогали, они были холодные. А папа выскакивал в подъезд и говорил: «Вон он, побежал по ступеньками! Эх, не успели мы Деда поймать и к столу пригласить!».

Екатерина Бухтиярова, журналист:

— С начала 2000-х начали продаваться костюмы: зайди в любой супермаркет, и уж ковбойскую шляпу, шляпу ведьмы или бороду точно можешь купить. До этого времени новогодние костюмы шили сами. Так как мое детство пришлось на середину 80-х, не было не то что готовых новогодних костюмов, вообще ничего! Поэтому в ход шли мамины ручки. Производство классической Снежинки начиналось с того, что выбирались из большого ящика с елочными игрушками ненужные побившиеся за год игрушки, они бились на мелкие осколки, все это на специальной ткани сортировалось. Брали картон для короны, вырезали, склеивали, обклеивали ватой, чтобы получился «снег». Кстати, клея было не найти, мама варила клейстер. Осколки приклеивались на вату, на корону, так получались вставки наподобие драгоценных камней. Сам наряд — это или марля, или штора, кто-то из мам не жалел своих свадебных платьев. Для меня Новый год в детстве — это подшивание «дождика» на юбочки, параллельно мы еще «дождинки» на потолок приклеивали. Мой самый необычный новогодний костюм — Царевна-Лягушка. Боже, мне завидовали все! Это была вырезанная из журнала маска лягушки, очень красивое купленное зеленое платье в пол, самодельная корона из настоящей мишуры-елочки, очень редкой по тем временам. Я, конечно, сначала уревелась, потому что я Лягушка, а все — Снежинки. Но потом поняла, что я все-таки больше Царевна, чем Лягушка. В самой младшей группе, когда мне было два с половиной, случился эксцесс. Я наступила в ведро, в котором стояла елка, загремела вместе с елкой и ведром, меня достали из-под елки, ревущую, у меня была испачкана юбка, а праздник должен был начаться через 20 минут. Меня переодели в дежурную юбку, которая почему-то в садике всегда хранились, и на фото я запечатлена серьезная, пережившая шок, стресс и небольшую травму, в дежурной садиковской юбке. Еще однажды я была Цыганкой: из шторки шилась большая юбка-солнце, какая-то кофта с нашитыми на нее рукавами-фонариками, а также множество украшений.

Екатерина Горникова, журналист:

— В моем детстве все ребята на Новый год наряжались в костюмы животных или Снежинок, я тоже была Снежинкой, там была красивая корона из проволоки и платье. А однажды на утреннике я была Оленем, и это была самая главная роль. По сценарию нас было четверо оленей, и мы «привезли» Деда Мороза. Все костюмы родители шили сами. Готовые наряды уже продавались, но, судя по фото, они были очень некрасивые. Новогодние костюмы мамы шили из подручных материалов: из мишуры, меха, старых тканей, каких-то блесток — у кого что родители могли придумать. Костюм Оленя был сшит из кусочков меха, а корона для костюма Снежинки была расправлена в виде рогов и обшита мишурой. Мама шила костюм на руках, в последнюю ночь, главное — чтобы все это не развалилось до конца утренника. Конечно, мишура кололась, все чесалось, кто-то из детей не выдерживал и снимал короны. В начальной школе у меня была пластмассовая маска Зайчика с прорезями для глаз, в ней ничего не было видно, поэтому я уже в середине утренника сняла ее и отдала маме.

Екатерина Руденко, журналист:

На одном из новогодних утренников я была Русалочкой: на мне была кофточка с пайетками, которые очень напоминали чешую, на голове — самодельный парик из проволоки и зеленой мишуры, а на ногах — блестящие лосины. Кофточку и парик мама делала сама, покупных готовых костюмов у меня не было. Также в детском саду я была Лисой: знакомые дали нам напрокат шапочку, варежки, воротник и хвост, настоящий костюм Лисы! Все это было мятым, мама «распушала» и расчесывала «мех». На мне была обычная белая блузка и оранжевая юбка, сшитая из старой шторки. Мама шила ее вручную несколько ночей. Помню, в «меховых» варежках было очень жарко, я почти не носила их, а надела только для фотографии. В первом классе у меня уже не было костюма, только нарядное красивое платье, хотя другие дети все еще наряжались на утренники в Бабочек, Рыцарей и Стрекоз. Дед Мороз объявил, что хоровод будут водить только те дети, кто в костюмах. И те, кто, как и я, пришли без костюмов, скромно отошли в сторонку, кто-то забился в угол зала. Но мне очень хотелось в хоровод, и я встала, но незамеченной не осталась: Снегурочка строго спросила, какой у меня костюм. «Принцесса!», — надменно произнесла я и до конца утренника гордо носила свое высочество по залу. Из хоровода таки не выгнали.

Мария Масляева, журналист:

— Новый год — любимый праздник с детства! Каждый год мы с папой покупали елку и где-то 26 декабря ее ставили, и с этого числа до 8 января у меня каждый день под елкой был подарок. Это мог быть маленький кулек с конфетками и мандаринками, маленькая игрушка или «Киндер-сюрприз». В новогоднюю ночь вся семья собиралась за столом. В полночь под бой курантов мы выключали свет, я забиралась на диван, и, пока играл гимн, я стояла, приложив руку к голове и отдавая честь. Потом — традиционное фото на фоне ковра. Что касается костюмов, я в детском саду всегда была Снежинкой. У мамы была юбка в пайетках, она добавляла туда какую-то сетку, отделывала мишурой, так и получался костюм. В школе я была Шахерезадой, это был мой самый любимый костюм. Для него мама сама шила штаны из какой-то плотной ткани, от той же своей юбки отрезала куски и шила мне топик. Когда я была совсем маленькой, меня нарядили в костюм Елочки: мама сшила зеленое платье специальной формы, обшила мишурой. Все костюмы очень кололись, вся эта сетка, мишура, но я понимала, что я в этом красивая, а потому стойко терпела.

Юлия Агафонова, журналист:

— Я перед утренником очень просила маму сшить костюм какого-нибудь зверя, желательно, зайца, но мама как-то не поддалась, в магазине мы подходящего не нашли, только какую-то дурацкую Белку, но и она была мне мала. Мама купила бархатное платье и мишуру, она просто у меня на шее висела, и на голове было что-то из мишуры. Все были нарядные, кто Грибочек, кто Лисичка, а я Снежинка. На шее мишура кололась, я ее сняла и просто была обычным ребенком. Как-то я была Лягушкой, от нее была только шапка, и у меня было зеленое платье. Также однажды я была Пальмой: там был покупной зеленый парик из «дождика». В основном все дети в моем детстве были Зайцами, популярностью пользовались Буратино, Чиполино и Снеговики.

Елена Буленча, менеджер по продажам интернет-рекламы:

— На утренниках я была Красной Шапочкой и Снежинкой. У меня бабушка — швея, все костюмы она шила сама.

Владлена Званитайс, менеджер по продажам интернет-рекламы:

— В детстве я была Снежинкой, Красной Шапочкой, Принцессой и Чебурашкой. Для Снежинки было нарядное платье, мама обшивала его мишурой, делала корону из проволоки и мишуры. Костюм Красной Шапочки был покупной, готовый, он тоже обшивался мишурой. Вообще, в любом костюме была мишура. Для Чебурашки мама сшила мне уши, жилетку, шорты. В уши вставлялись картонки, чтобы они торчали. Все это шилось из какой-то ткани, которая была дома, скорее всего, мама распустила что-то старое, пальто, например, но точно не покупала. Было грустно: в следующем год я опять хотела быть Чебурашкой, но оказалось, что выросла из костюма.

Варвара Доманевская, специалист поддержки:

— Костюмы мама всегда шила сама из подручных материалов. Это были тюли, какие-то старые бабушкины мотки ткани, ситец. Мама хорошо кроила и украшала мишурой, бусинками. Клей «Момент» был желтый, ужасный, на который все приклеивали. Я наряжалась Бабой-Ягой, Снежинкой, Снежной Королевой, Бабочкой, Петрушкой, Ночкой. У меня был очень красивый костюм Ночки: паранджа из черной ткани, а на картонку наклеены звезды и месяцы из фольги, все это красиво блестело. В детском саду все ребята были Зайчиками, Медвежатами, многие просто наряжались в нарядные пышные платья, разве что мишуру пришьют. Мой костюм Снежной Королевы был сшит из бабушкиных старых тюлей, корона — картон, на который наклеена фольга. Бусинки везде были, но не пришиты почему-то, а приклеены на тюль на желтый «Момент», не знаю, почему нельзя было их пришить. Обута я в резиновые сапоги, а на них из атласа шились чулки, и не было видно, что я в резиновых сапогах. Корона на голове держалась крепко: из волос формировалась шишка, а на нее надевался цилиндр короны.

Вероника Вергуш, дизайнер:

— Помню, как мы готовились к Новому году, я ложилась спать и мне говорили, что сейчас придет Дед Мороз, я пыталась спать, но не получалось, и я слышала, как тихо кто-то подходит к елке. Почему-то я не верила, что это Дед Мороз, всегда знала, что это родители дарят подарки. На утренники я наряжалась Белочкой и Снежинкой. Костюм Белки был покупной, готовый. Готовые костюмы появились где-то в 2003 году, а до этого всегда все делали сами, мама сама вязала вручную костюм Елочки, я была полностью «вязаная»: жилетка зеленая с красными пуговками и юбочка. Мама постоянно что-то вязала, поэтому у нее всегда наготове что-то было, а обшить мишурой — минутное дело. Костюм Снежинки состоял из платья, обшитого мишурой, и короны из проволоки и мишуры.

Евгения Дмитриева, менеджер по персоналу:

— Я была Красной Шапочкой несколько лет подряд, мне очень нравился этот костюм. Также была Бабочкой, хотя всегда хотела быть Зорро. Бабочку мама шила из своего свадебного платья, помню, как она его достала, оно очень красивое, и она перешила его под меня. Мама умеет шить, поэтому все костюмы шила сама. Красная Шапочка, например, полностью сшита из ткани. Крылышки у Бабочки были сделаны из толстой проволоки, на которую надето что-то вроде сетки, украшенной пайетками. На голове — корона из проволоки и мишуры, она ужасно кололась, голова чесалась, зато как было хорошо, когда все это снимешь!

Екатерина Руденко