Обнаружив себя в обзорах законодательных нововведений, вступающих в силу с 01.01.2019 года, тема «мусорной» реформы сегодня уверенно и прочно заняла лидирующие позиции в новостных лентах. Вот уже месяц мы якобы живем по новым правилам, а из телевизора то и дело слышится: «мусорный коллапс», «региональный оператор», «установленные тарифы», «платить придется больше». С замиранием сердца томичи достали из почтовых ящиков свои январские платежки, не  обнаружив пока изменений в строке за вывоз мусора. «Ох, не к добру!», — шепчутся соседские бабушки. Да, не поддаться всеобщему волнению, нагнетаемому в СМИ обрывочными кусками информации, сложно. Хоть и привыкли мы к разного рода посленовогодним сюрпризам.

Давайте попробуем взглянуть на проблему комплексно и понять, что же происходит сегодня на «мусорном» фронте.

Что было и чем регулировалось

Федеральный закон «Об отходах производства и потребления» был принят достаточно давно — 22.05.1998. Для того времени он был достаточно проработан и современен. Осознание растущего объема потребления, использование разных материалов в производстве поделило все отходы на классы опасности. Были закреплены механизмы обращения с разными классами отходов. Изначально предполагалось, что эта область будет саморегулируемой — без государственного участия: бизнес и здоровая конкуренция. Чем не прогрессивное законодательство прогрессивной страны. В 2013 же году Правительство решило, что без государственного участия страна не победит мусорные завалы и возникла идея лицензирования — так в отрасль пришло государство с его надзорными органами.

К твердым бытовым отходам отнесли отходы, образующиеся в жилых и общественных зданиях, торговых, зрелищных, спортивных и других предприятиях (включая отходы от текущего ремонта квартир), отходы от отопительных устройств местного отопления, смет, опавшие листья, собираемые с дворовых территорий, и крупногабаритные отходы. То есть источниками образования ТБО явились жилые здания, а также административные здания, учреждения и предприятий общественного назначения (общественного питания, учебных, зрелищных, гостиниц, детских садов и др.).

И худо-бедно система работала. Нашлись мусорные баки и контейнеры, появились подрядчики с машинами, вывозящие твердые бытовые отходы на полигоны. Договоры с подрядчиками стали заключаться органами управления многоквартирными домами, частники мусорили без договоров. Строка «вывоз мусора» в разделе «содержание общего имущества в МКД» в платежке особых эмоций не вызывала.

Зачем что-то менять

Безусловно, необходимость изменений назрела. Земля не может вмещать в себя до бесконечности, особенно там, где этой земли мало, равно как и кислорода. В мегаполисах проблема стоит крайне остро. Да и у нас, в Сибири, мы замечаем рост несанкционированных свалок, периодически дышим летним смогом от сжигания мусора, наблюдаем ненадлежащую уборку территорий, отсутствие какой-либо культуры обращения с отходами и пр. Но видны и робкие шаги к прогрессу: контейнеры для сбора пластика рядом с обычным баком, по два мусорных ведра у сознательных граждан, ностальгический сбор макулатуры в школах, капсулы для сбора батареек.  Но эти шаги слишком несмелые. Мусор множится — это очевидно. Яркая и практичная упаковка, минимум бумаги и стекла — максимум пластика, крупногабарит, изменившиеся нормативы строительства и густонаселенные районы — все это в совокупности с «советской» системой обращения с отходами не способствует экологическому благополучию.

Безусловно, для успешных преобразований необходимо подготовить законодательную базу, закрепить механизмы реализации нововведений. Но залог еще более успешных изменений —подготовка осязаемая. Особенно умиляет то, что, не сделав практически ничего в этом направлении, сторонники «реформы» сегодня изображают искреннее удивление: «Как так? Реформа «забуксовала»!»

Думали мы думали и, наконец, придумали

Существенной переработке ФЗ «Об отходах производства и потребления» был подвергнут, начиная с 2013 года. Все это явилось следствием реализации Государственной программы РФ «Охрана окружающей среды на 2012-2020 гг.», а также утвержденной 14.08.2013г. Комплексной стратегией обращения с твердыми коммунальными (бытовыми) отходами в РФ.

Поворотным моментом для мусорной отрасли стали поправки к ФЗ «Об отходах производства и потребления» от 29.12.2014г. Было введено понятие твердых коммунальных отходов (ТКО) – это отходы, образующиеся в жилых помещениях в процессе потребления физическими лицами, а также товары, утратившие свои потребительские свойства в процессе их использования физическими лицами в жилых помещениях в целях удовлетворения личных и бытовых нужд. Субъекты предпринимательства также не были забыты: ТКО будут являться отходы от их деятельности, подобные по составу отходам, образующимся потребления физическими лицами. Но, по сути, «новое» понятие идентично предыдущему понятию твердых бытовых отходов. В определении ТКО, прямо указано, что ТКО образуются в т.ч. в результате удовлетворения бытовых нужд. Но эти игры с понятийным аппаратом подготовили почву для будущей тарификации и регулирования этих самых тарифов «сверху».

Кроме того, поправками было введено понятие норматива накопления ТКО (те самые «человеки», а не квадратные метры). И наконец-то указанными поправками было закреплено, что отходы можно еще и готовить к дальнейшей утилизации, сортировать, разбирать и очищать. Появились «оператор по обращению с ТКО», «региональный оператор по обращению с ТКО».

Пик активности законотворцев пришелся на 2016-2018 годы, когда усиленно начал разрабатываться практический механизм реализации закрепленных на бумаге положений. Письма, постановления и указы посыпались как из рога изобилия. Проблема лишь в том, что все они направлены на решение вопросов кто, как, каким маршрутом и за сколько повезет и кто будет «крайним», если не довезет. А вот вопрос «куда везти» дальше, чем за рамки программ и концепций не вышел. 

Хотели как лучше, а получилось...

Сама идея «регионального операторства» может и неплоха несмотря на то, что убивается конкуренция и повышаются тарифы — но ведь и спросить есть с кого. За 10 лет, полученных по итогам конкурса, можно и мусоровозы ГЛОНАССОМ оборудовать, и на сортировке-переработке озолотиться.

Но какое-то чувство безысходности появляется, когда читаешь о количестве и мощностях существующих мусороперерабатывающих комплексов в России, всего о 7 процентах «довозимого» до переработки мусора от его общего числа. А как подозрительно разнятся итоги соцопросов россиян о готовности собирать мусор раздельно!

Что поменяется для томичей вследствие этих действий, громко названных «реформой» (кроме тарифов, разумеется) — пока непонятно. Тех же подрядчиков и субподрядчиков станет нанимать не УК, а региональный оператор; мусор повезут те же машины теми же путями от мусорного бака на те же самые полигоны; предпосылок к росту экологической сознательности граждан тоже пока не наблюдается. Одно очевидно: чтобы «свинка» стала розовой и чистой, нужны совместные действия власти и горожан. Одними тарифами дело не исправить. И это не только строительство завода, но и реальная его работа, и закрепление культуры раздельного сбора мусора, и ужесточение ответственности за его ненадлежащую переработку и утилизацию, и многое другое.

И напоследок

Госдума приняла в первом чтении законопроект, замораживающий «мусорную реформу» в Москве, Санкт-Петербурге и Севастополе до 2022 года. В границах этих городов запрещено создавать свалки, а маршруты и точки утилизации до сих пор не определены. Аплодисменты. Занавес.

томск.ру новости право знать 

Юлия Легкобитова