Источник фото: Tomsk.ru / Химена Кальдерон
Интересное

Люди-роботы, малярийные комары и большая любовь: какой увидела Сибирь биолог из Эквадора

10:00 / 26.08.22
8045

В сентябре 2017 года Химена прилетела в Томск

Мы в социальных сетях:

Девушка в свадебном платье идет в одиночестве по Университетской роще. Ее останавливает наряд полиции – весна 2020 года, началась пандемия, для всех томичей – строжайший режим самоизоляции… «Полицейские спросили меня: «Что вы тут делаете?». Я притворилась, что не понимаю их. Они махнули рукой: «А, ладно, иностранка!», — с улыбкой вспоминает Химена Кальдерон, биолог из Эквадора. На самом деле русский она уже хорошо понимала, потому что с 2017 года училась в ТГУ. В тот день она возвращалась с практически «подпольной» регистрации своего брака. О поворотах судьбы, которые привели ее с Галапагосских островов в Сибирь – в новом выпуске специального проекта tomsk.ru


Историю Химены слушайте в подкасте: 


…Эквадор – одна из самых маленьких стран Южной Америки, но вмещает в себя и горную систему Анд, и джунгли бассейна Амазонки, и песчаные пляжи Тихого океана. В этом природном разнообразии обитают уникальные виды растений и животных, которые еще изучать и изучать, и именно этим хотела заниматься Химена Кальдерон. Учиться на биолога она поступила в частный технический университет города Лоха. В бакалаврской работе исследовала заболевания листьев кофе, вызванные грибком Hemileia vastatrix, известного как кофейная ржавчина. Ведь Эквадор – еще и одна из мировых «столиц» кофе.

«После того, как я получила свой диплом, я узнала, что на Галапагосские острова (это часть Эквадора, кто не знал) требуются исследователи для работы с наземными птицами. Многие птицы там – эндемики. Их популяция оказалась под угрозой, один вид был практически полностью уничтожен. Факторов может быть много, но один из них – паразиты: есть вид мошек, которые сосут кровь птенцов, причем делают это ночью. Мне это показалось очень интересным, и я туда поехала», — рассказывает Химена.

Галапагосский архипелаг знаменит тем, что именно там Чарльз Дарвин разработал свою теорию эволюции – возможно, именно благодаря разнообразию местной фауны. Острова также известны своими черепахами, крупнейшими из сухопутных. Или — розовыми игуанами. «Людей там живет не так много, для визита нужно получить разрешение типа визы, — рассказывает Химена Кальдерон. – Я работала в фонде Дарвина, который базировался на острове Санта-Круз. Один месяц жила на острове Изабелла, где обитал редчайший вид – птицы-ведьмы.  Мы жили в кемпинге на вулкане, без электричества и интернета. Небо было полно звезд…».

Работая на Галапагосских островах, Химена брала разные образовательные курсы на платформе «Coursera». И однажды в любимом разделе «Экология» встретила курсы от Tomsk State University. Один — биология и сохранение природы, второй — экология и статистика.

«Мне очень понравились эти курсы, а я как раз искала, где продолжить обучение. Написала в вуз: а есть ли возможность пройти у вас магистерскую программу? Тогда в ТГУ работал профессор из Италии Роберто Гатти, он изучал, как виды приспосабливаются к меняющимся климатическим условиям. Он ответил мне, что да, можно. Рассказал про магистратуру по биоразнообразию, она оказалась очень хорошо скомплектована – была и биоинформатика, и генетика, все на английском языке. Плюс международные школы на Алтае, куда приезжал даже нобелевский лауреат – Терри Каллаган. Я проверила позиции ТГУ в международных рейтингах, они были высокими…».

Химена не проверила одного – где находится Томский госуниверситет. Когда она прошла экзамены, профессор написал ей: «Ждем тебя в Сибири!».

«Я такая: «Что? В Сибири?!», — смеется Химена. – Я не люблю холодную погоду, привыкла к эквадорской жаре: на побережье у нас +30, в регионе Амазонки вообще +38. Но поворачивать назад было поздно. Когда я сказала родителям, что еду учиться в Сибирь, они подумали, что это шутка. И за три дня до отъезда по-прежнему считали, что это шутка».

В сентябре 2017 года Химена прилетела в Томск. В аэропорту, вспоминает, было два желания: согреться и выпить кофе… 

«Я привезла с собой два килограмма кофе – очень его люблю, пила даже в +38 на Галапагосских островах,  мои друзья из Германии и Австралии смеялись: «You are crazy!». В Томске сначала варила себе кофе раз в день, потом это стало специальным мероприятием – пила чашечку по каким-нибудь поводам. Экономила – потому что в супермаркетах зерна были очень низкого качества. Потом уже нашла хороший кофе на маркетплейсах и в местных кофейнях», — вспоминает Химена.

«Мои одногруппники были очень добрыми и внимательными ко мне, но для меня все равно было шоком, что люди в Томске такие серьезные — как роботы. Поначалу это было тяжело для меня. Мы в Латинской Америке всегда улыбаемся, обнимаемся при встрече. А здесь, помню, меня поразила кассир в супермаркете, когда с каменным лицом спросила: «Пакет будете брать?». А я только приехала и даже не знала, что такое «пакет» по-русски, — рассказывает Химена. – С другой стороны, в моей стране мы улыбаемся даже больше, чем нужно. В России люди более честные в этом плане — они не притворяются, и если ты им не нравишься, не будут тебе улыбаться».

Сентябрьская погода тоже показалась Химене не дружелюбной: она всегда носила с собой термос, надевала три слоя одежды. И думала со страхом: «А ведь это ещё не зима!». Первую зиму вспоминает как экстремально тяжелую. Из-за мороза, доходившего до -40 градусов, она не каждый день могла выйти на улицу, и ощущение замкнутого пространства еще больше усиливало тоску. Однажды приложение в телефоне показало, что температура ощущается как -50 – из-за сильного северного ветра…

«Я люблю одеваться красиво, но зимнюю куртку купила себе на три размера больше – уже было не важно, как я выгляжу, лишь бы побольше теплых вещей можно было надеть под куртку,  хохочет Химена. – Зато был очень большой плюс – зима оказалась невероятно красивой! Снег я до этого никогда не видела, и была очень счастлива, когда он пошел при мне первый раз. Ловила его руками… А еще я люблю зиму, потому что именно зимой встретила своего будущего мужа».

Это было накануне ее первого Нового года в России. Химена и Дмитрий, студент медико-биологического факультета СибГМУ, несколько месяцев до этого общались через соцсети – их познакомил общий друг. Девушке регулярно нужна была помощь в бытовых вопросах — она совсем не знала русский язык, и однажды, когда одногруппник не смог оперативно ей помочь, он дал ей номер Дмитрия. Ее карта была повреждена и не работала, Химена не могла снять деньги, поэтому вместе с новым знакомым они пошли в Western Union. Дмитрий помог заполнить всю необходимую документацию, потом они пошли в кафе и проговорили около четырех часов… 

 

«Мы стали часто ходить гулять по Томску, общаясь, ходили в кинотеатр. Когда на улице было -30 и он пришел ко мне в гости посмотреть фильм, мне стало очевидно, что, возможно, есть некое влечение между нами, — рассказывает Химена. — У нас было очень необычное первое свидание: Дмитрий предложил мне позавтракать в 7.30 утра в воскресенье, накануне его отъезда на каникулы в Казахстан (его родную страну). Мы встретились в парке около пивзавода. На улице было -27. Говорили о наших планах на лето. В какой-то момент Дима подошел ближе, я думала, сейчас он скажет что-то романтическое, а он сказал: «Пошли, холодно! Тебе надо выпить кофе».

Первое время они общались на английском, хотя Химена активно учила русский. Летом она на месяц уехала на международную Летнюю школу в Актру, и за это время Дмитрий выучил испанский язык…

«Мы поженились в пандемию. Была церемония для нас двоих: мы никого не могли пригласить, даже фотографа. Запускали откуда-то с черного двора по строгому графику, чтобы не скопилось толпы, — рассказывает Химена. – Расходились тоже по одному, вот тогда меня и поймала полиция в роще!».

На Летней Школе в долине Актру, куда ездила Химена, были студенты и профессора из Японии, США, Франции, Сингапура, Италии, Германии, ЮАР, Испании, Польши и т.д. «В тех местах на Алтае живет небольшое количество людей и был замечен снежный барс. Нам было интересно узнать больше о поведении и распространении этого млекопитающего, находясь непосредственно в самих местах его обитания», — рассказывает Химена.

Окончив магистратуру, Химена решила остаться в Томске в аспирантуре. Вместе с коллегами из Биологического института ТГУ она изучает генетику малярийных комаров. Казалось бы, где Сибирь и где малярия,  но это только на первый взгляд.

«Проблема актуальна для всего мира. Малярийные комары живут везде, они переносят опасные инфекции, не только малярию, но и, например, лихорадку Денге. Другое дело, в Сибири нет очагов, но он теоретически может возникнуть, если какой-нибудь человек заболеет в путешествии в экзотические страны, — поясняет Химена Кальдерон. – Комары одного и того же вида отличаются в Сибири и, например, Латинской Америке, способностью переносить опасные заболевания, но из-за изменений климата они могут адаптироваться. Мы с коллегами изучаем хромосомные перестройки малярийных комаров – как климатические изменения помогают их адаптации. Если возникнет опасность эпидемии, генетическая информация поможет быстро реагировать, создавая инсектициды, прицельно действующие на конкретный вид комара. Ну, а то, что идет потепление – очевидно: даже я, живя в Сибири пять лет, вижу: не та зима стала!».

По словам Химены, сейчас в Томске учится 120—150 латиноамериканцев.


Все выпуски проекта «Связано по-томски» здесь.