Сегодня в Томске на территории воспитательной колонии № 2 на АРЗе прошло открытие храма в честь святой великомученицы Анастасии Узорешительницы. В этой колонии содержатся несовершеннолетние девушки, осужденные за тяжкие и особо тяжкие преступления. Храм освящал митрополит Томский и Асиновский Ростислав. Корреспондент Tomsk.ru присутствовал на освящении храма и узнал у сотрудников колонии, почему так важно иметь на территории учреждения храм.

Эта колония располагается в черте города. Высокий забор, три ряда колючей проволоки. На КПП выписывают временный пропуск и забирают паспорт и телефон. Все очень строго, однако сотрудники колонии — улыбчивые женщины, которые по-доброму относятся к воспитанницам и часто шутят.

Лишением свободы наказывают подростков с 14 лет, однако пока идет следствие и суд, им чаще всего уже исполняется 15 лет. Таким образом, самые младшие девочки в этой колонии — 15-летние. Сидят они здесь, по словам сотрудников колонии, максимум до 19 лет. А там уже в зависимости от присужденного наказания — либо выходят на свободу после курса социальной реабилитации, либо переводятся во взрослые исправительные учреждения. В колонии для несовершеннолетних они успевают научиться шить, вязать, снимать видео, играть в футбол и так далее. В России колоний для несовершеннолетних не так много, и за каждой закреплены определенные регионы. Когда в каком-то регионе кого-то осуждают, сотрудники томской колонии отправляются туда и заранее знакомятся с будущими воспитанницами.

«Первое время они очень злые, за любое замечание набрасываются с оскорблениями. Одна из их проблем — это неумение себя контролировать. Мы стараемся их учить этому, начиная с мелочей. Кто-то назовет это глупостью, но это работает», — рассказывает замначальника ВК-2 Маргарита Николаева.

Одна из таких мелочей — конфеты. Есть их можно только в определенное время, в определенном месте. Класть в карман, выносить с собой конфеты нельзя.

«К нам попадают со всей России только те дети, которые совершили тяжкие и особо тяжкие преступления,— говорит Маргарита Николаева. — Как правило, они все из неблагополучных семей, озлобленные, у них нет никакого понятия о добре и зле, в них нет нравственного стержня. Для них, например, проституция — это ничего страшного, «потерпишь пять минут, зато денег заработаешь». Они просто не знают, что такое хорошо и плохо. Воспитание в них этих понятий — важнейшая составляющая их исправления. Они не знают любви, а мы стараемся их этому научить».

По словам замначальника колонии, все те слова, по которым у девушек можно воспитать понятия о добре и зле, содержатся в Библии.

«Например, там говорится, что друг не тот, кто прыгнет вместе с тобой в пропасть, а тот, кто удержит тебя от этого прыжка», — поясняет Николаева.

Именно поэтому духовной жизни в колонии уделяется особое внимание. Раньше в ней было четыре молельных комнаты — православная, две протестантских и католическая. По воскресеньям с 14.00 до16.00 — время для духовной жизни. Девушки расходились по четырем молельным комнатам, кому какая больше подходит, и занимались своей душой. Затем руководству колонии запретили держать другие молельные комнаты, и осталась только православная. В ней же священник Александр Чаплинский совершал таинства исповеди и причастия для верующих воспитанниц колонии.

Храм в исправительном учреждении строился больше десяти лет. В его возведении принимали участие все, кто имеет отношение к колонии, — это и воспитанницы, и осужденные мужчины из других колоний, и сотрудники исправительного учреждения. Иконостас и всю церковную утварь предоставила Томская епархия за свой счет. По словам сотрудников колонии, иконостас изготовляли в Северске по специальному заказу епархии.

***

Елена находится в колонии уже год. До того, как она была осуждена, девушка посещала храм, но не часто.

«До того, как здесь построили храм, мы ходили в молельную комнату в школе. Это небольшое помещение. Я не пропускала там ни одной исповеди и ни одного причастия. Открытие храма в нашей колонии — это большая радость. Это священное место для нас, мы очень любим все эти таинства. Мы постоянно сюда приходим, и почитаем это место. Здесь как-то всегда собираешься с мыслями, пытаешься что-то понять, исправить в себе, но это все не то. Когда приходишь сюда и на исповеди говоришь свои грехи, и там в действительности все совсем по-другому видишь, до тебя как-то доходит, что ли. И выходишь, и чувствуешь себя совсем другим человеком после исповеди. Я исповедовалась и в том, из-за чего я сюда попала. После исповеди почувствовала некое облегчение, потому что тем, чем я занималась, я причиняла боль своим родным. Я один-единственный раз за это исповедовалась, и мне стало настолько легко после этого… Но сама исповедь для меня была очень тяжела, и я долго к этому шла, восемь месяцев», — рассказала Елена. 

Мария в колонию попала четыре месяца назад, и как только появилась тут, сразу пошла на исповедь. Правда, на свободе, говорит девушка, в церковь она ходила очень редко.

«Здесь мне это очень помогает. Жизнь тут каждому дается по-разному, мне здесь не очень тяжело, но в церковь я хожу обязательно, исповедуюсь, молюсь за своих родителей. Я очень рада, что у нас наконец-то освятили храм. Мне осталось здесь находиться еще год», — рассказала воспитанница колонии.

Дарья попала в колонию всего месяц назад. Она уверена, что все девочки ждали открытия храма.

«Верить во что-то надо… Мы ждали, чтобы ходить сюда, исповедоваться, чтобы очищаться. Я думаю, это путь очищения, близости с Богом. Я прошу и жду помощи Бога, чтобы исправиться и стать лучше», — говорит Дарья.

***

В своей проповеди, обращенной к воспитанницам колонии, митрополит Ростислав напомнил о том, что всегда в трудной ситуации нужно обращаться к Богу и просить его о помощи.

«Как трудно человеку ощущать себя одиноким, как трудно тогда, когда посещают нас какие-то печали, скорби, жизненные трудности, осознавать, что вокруг нас нет никого, на кого бы вы могли положиться, кому довериться, перед кем могли бы открыть нашу душу, на кого мы могли бы рассчитывать, что нас поддержат и поймут. Так вот, всегда в нашей жизни есть тот, кто нам близок, кто всегда нас поддержит, укрепит наши изнемогающие силы. Это Господь наш Иисус Христос. Он везде, на всяком месте он близок бывает к тому человеку, который сам старается быть близок к нему», — сказал владыка.

Он рассказал девушкам притчу о человеке, попавшем после смерти в загробную жизнь, и которому Господь показал его жизненный путь. По всей дороге жизни этого человека шли две пары следов — его и Господа. Но в тех местах, где случались особенно тяжелые испытания, особенно серьезные трудности, пара следов была всего одна. Человек обратился к Богу: «Почему ты бросал меня в самые тяжелые для меня моменты?» А Бог ответил ему: «Это не твои следы, а мои. Я брал тебя на руки, чтобы ты смог пережить эти трудности и не быть сломленным ими».

Слушая слова архиерея, все воспитанницы колонии опустили глаза вниз. На лицах некоторых из них блестели дорожки слез.  

Наталья Чалык

Фото автора