Давным-давно...

Интернет создавался учёными-идеалистами. Они мечтали создать информационную среду, где каждый человек сможет обмениваться знаниями и общаться не обращая внимание на расстояние. Во многом так оно и вышло — интернет стал самым свободным способом передачи информации в истории.

Но не везде интернет свободен. Исключением является Китай со своим «Великим китайским фаерволом» (с 2003 года) — электронной стеной, которая оградила китайский интернет невидимым щитом. По данным Freedom House за 2018 год, Китай занимает последнее место в мире по индексу свободы в интернете. Но сложно сказать, что китайцы от этого страдают, ведь они никогда не знали другой сети.

Центр  «Э» и РКН

С 2012 года российское государство решило пересмотреть модель использования интернета по китайскому образцу. Это случилось после митингов на Манежной и Болотной площадях. Протестующие организовывали свои действия через чаты и группы в Facebook, Twitter и ВК. Тогда государственные структуры  начали расширять полномочия уже созданных (в 2008 году по указу президента Дмитрия Медведева) специальных органов: Цэнтра  «Э» для борьбы с экстремизмом и Роскомнадзора (РКН). Изначально РКН должен был следить за соблюдением законов в интернете, но за 11 лет круг обязанностей ведомства значительно расширился.

Фото: knyazevfoto / Shutterstock.com

Сегодня существуют попытки  регулировать интернет с помощью цензуры. Но молодые россияне, которые ещё помнят свободный интернет, реагируют на цензуру по-своему. Например, делают социальный комментарий с помощью искусства. К третьему чтению в Государственной думе, художник объединения MXD Лев Переулков опубликовал серию работ против цензуры и пропаганды.

Фото: pixabay.com/fancycrave1

Суверенный интернет

16 апреля в Государственной думе в третьем окончательном чтении был принят закон о «суверенном интернете» или, как его часто называют в либеральных СМИ «закон об изоляции рунета». Этот закон призван защитить российский сегмент сети от внешних атак — по сути, планируется отгородить российский интернет от глобального и создать такой же файервол, что в Китае. Но так ли всё на самом деле плохо?

Во время обсуждения закона, специалисты отмечали, что в нём есть множество неточностей и избыточных пунктов. Эксперты считают, что авторы закона, члены Совета Федерации, не до конца понимают все процессы работы современного интернета. Но это касается не только данного закона. Например, прямое исполнение положений скандального «пакета Яровой» не исполняется, потому что пока невозможно построить дата-центры, которые бы сохраняли ВСЮ информацию пользователей, а денежная сумма на закупку жёстких дисков для этих целей стала бы неподъёмной для бюджета страны. Законодатели не учли всю техническую сложность реализации идеи.

В пояснительной записке кзакону об «изоляции рунета» хоть и сказано, что он не потребует существенных трат из бюджета, однако это отразится на стоимости услуг провайдеров, которые должны будут самостоятельно устанавливать необходимое оборудование — создание национальной системы маршрутизации трафика обойдётся дорого.

Фото: pixabay.com/geralt

Закон о «суверенном интернете» должен защитить российский сегмент сети, если кто-нибудь захочет отключить страну от глобального интернета. Но в истории ещё не было случая, когда бы страну отключили от интернета. Скорее, это делали местные правительства, чтобы дезорганизовать протесты и общественные движения. Да и как таковой кнопки, которая отвечает за работу интернета, не существует. Нельзя просто так выключить интернет, ведь он изначально строился, как децентрализованная сеть. За его работу отвечают тысячи международных компаний и общественных организаций. Поэтому внешняя угроза — лишь неловкий предлог для изоляции рунета.

Стоять в пробке

Юрист Алексей Златкин в своём блоге для «Эха Москвы» писал, что последствия принятия закона могут стать фатальными для бизнеса, банков, предприятий, сервисов, ведь если будут созданы узлы для передачи и фильтрации трафика, то условно он будет стоять в “пробке” на границе с внешним интернетом. Специалисты из Яндекса сообщили, что новый закон существенно повлияет на работу иностранных интернет-сервисов. Иначе говоря, вы не сможете комфортно звонить по Скайпу друзьям за границу, играть в онлайн-игры, пользоваться облачными сервисами, смотреть Netflix, YouTube. Будущий интернет вещей тоже не сможет работать как задумано. Приближающаяся эпоха 5G сетей пройдёт мимо России, ведь невероятная скорость передачи данных — главное преимущество 5G.

Из “успехов” в борьбе с цифровой эпохой можно лишь вспомнить посадки за репосты по 282 статье. В этом контексте стоит упомянуть прошлогодний суд над Марией Мотузной. Её обвиняли в экстремизме за «унижение негроидной расы». Правоохранители пришли к такой формулировке обвинения, когда проверили фотоальбом Марии в ВК, где она хранила мемы. Дело в том, что 282 статья — это прямое взаимодействие с гражданами. Но когда дело доходит до техники, то здесь может начаться ступор. Попытки заблокировать мессенджер Павла Дурова Telegram яркий тому пример. «Пакет Яровой» так и не работает. Борьба с интернетом спотыкается о непонимание «противника».

Но хорошая ли это идея — изоляция рунета? Осуществима ли эта идея в таком масштабе? Интернет — это не человек, его нельзя посадить, наказать, оштрафовать. Интернет — это инструмент для передачи информации, как бумага или голос. Регулировать его очень трудно, если он изначально не был рассчитан на контроль, как в Китае. Как говорил Салтыков-Щедрин: «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения». Поэтому, скорее всего, вам не нужно отменять свою подписку на Netflix или Apple Music — всё будет как прежде.

Авторский материал. Редакция может быть не согласна с мнением автора 

Владислав Чертыков