Сайт Томского государственного университета, полный дизайн Make Love Pizza и выдуманное «Огонькафе». Эти и многие другие работы навсегда внесут имя Антона Гураля в список самых значимых дизайнеров города. Для того, чтобы как следует оценить его вклад в томскую айдентику, Tomsk.ru встретился с Антоном лично и поговорил о красивых девушках, зарплатах дизайнеров и о том, в чем же разница между теплым и мягким.

ДИЗАЙН, КРАСИВЫЕ ДЕВУШКИ И ДВА ТИПА ВДОХНОВЕНИЯ

В первую очередь, расскажите про свое творчество. Вы же по образованию медик, как так получилось, что из медицины вы ушли в дизайн?

Антон: Наверное, это второй по частоте вопрос, который мне задают после вопроса «как дела?». Даже «как меня зовут?» спрашивают реже. Так получилось, я увлекался этим и раньше. Я работал и зарабатывал, учась в универе. С пятого курса я уже работал в офисе, UX дизайнером. Год я учился в интернатуре, чтобы понять, чего я вообще хочу. Как только ее закончил, меня позвал работать дизайнером в студию Dart Дмитрий Беляев, буквально в день получения диплома. С тех пор и работаю.

А если бы с дизайном все-таки не сложилось, и победила медицина, то каким бы врачом вы были?

А: Я врач-рентгенолог. Наверное, МРТ занимался бы или чем-то таким, это тоже интересно.

Вы рисуете очень много девушек, на что, как художник вы ориентируетесь, когда их рисуете? Есть ли какой-то единый образ?

А: В первую очередь, красота. Любые эстетические моменты. Если девушка красивая, то мне хочется ее нарисовать. Или сюжет.  Я нахожу фотографии, которые становятся основой и рисую: что-то меняется, например, вместо мячика в руках у персонажа оказывается граната. В общем, если что-то щелкает и вижу в этом сюжет, то он побеждает. А если встречаются вместе красивая девушка и сюжет, то это однозначно что-то интересное. Бывает наоборот, появляется идея, а ты уже подыскиваешь натуру и фактуру, чтобы нарисовать. 

Как вы вообще относитесь к тренду инстаграм-девочек с ярко выраженными скулами, большими губами, уменьшенными носами. У вас это часто можно встретить, как это получается? Вдохновение от реально существующих девушек?

А: Ну а что, эти реальные девушки с большими губами или другими частями тела — они не настоящие что ли?

Нет, однозначно настоящие.

А: Больше половины нарисованных девушек я знаю лично, сказать, что они сильно инстаграмные я не могу. Тут еще вопрос стиля, техники рисунка, у меня простые линии одной толщины, простые цвета, соответственно я могу сделать на чем-то акцент, сделать что-то ярче. Что-то я делаю ярче, выразительнее, что-то наоборот. Иногда можно немного изменить разрез глаз или форму губ. Это же не фото на чужой паспорт — это иллюстрация для моего личного блога.

Тогда можете сказать, какие женские лица вы считаете наиболее красивыми?

А: Не знаю, нет образца, особенно если говорить как дизайнер. Как у живого человека, у меня есть какие-то красивые образы. Если начать их анализировать, то все окажется глубоко личным. Вот у меня есть любимая актриса, но я не могу сказать, что все мои героини на нее похожи. А в плане работы у меня нет такого, что я представил какое-то идеальное лицо и ищу его тысячу дней. Скорее наоборот, попадаются люди, какие-то случайные знакомые или мне предлагают каких-то моделей, которых можно сфотографировать. И я вижу, что она может подойти. Она может быть совсем не такой, как придуманный персонаж: блондинка, а не брюнетка, у нее могут быть какие-то мексиканские черты лица, а я думал, что это будет русская девушка, но она идеально подходит.

А любимая актриса кто?

А: Я вспомнил про Николь Кидман, очень ее люблю.

Давайте тогда снова вернемся к творчеству: чем занимаетесь вы и ваша студия?

А: Мы занимаемся графическим дизайном в самом широком смысле этого слова. Проекты бывают самые разные. Основное же, конечно, это айдентика — разработка новых брендов или коррекция старых. Другая работа заключается в том, что мы обрабатываем и делаем для клиентов сайты. Также мы разрабатываем дизайн сайтов, приложений, делаем рекламу. Часто работаем в комплексе и ведем проект в том числе за рамками чисто графического дизайна. Например, Make Love Pizza, для них мы делали вообще все. Нужна была идея — придумали. Нашли название, создали стиль: от иллюстраций до языка, манеры общения с клиентами. Нужно было сделать новое кафе, мы нашли прекрасного архитектора, который сделал все что нужно. Моя личная специализация — это работа на проектах без технического задания, где никто ничего не понимает.

Как экспресс-дизайн у Лебедева?

А: Нет, скорее, как эксперт-дизайн. Например, сайт для Томского государственного университета. Мои заказчики, а это очень образованные, умные профессионалы, объяснили, что новый сайт нужен, но они не уверены, каким именно должен быть сайт университета, каковы его функции и какие к нему будут требования. Что это нужно выяснять, исследовать. Мы провели исследование, по нему же сами составили техническое задание и по нему дальше выполнили работу. Очень здорово, когда клиенты не говорят, что им нужно сделать, нарисуйте нам зеленую собачку, например. А когда они говорят о проблеме, которую нужно решить. «Я хочу сделать доставку пиццы №1 в Томске», сказали мне в Make Love. Все, мне этого достаточно. Не надо говорить о том, что цвет должен быть желтый, а целевая аудитория 18-50 лет. Тем более не бывает такой целевой аудитории. Есть у кого-нибудь такие знакомые, которым одновременно 18 и 50 лет? И он одновременно и девушка, и парень? Нет. А вот какой-нибудь крутой студент есть.

Make Love Pizza. Как были придуманы его знаменитые человечки? 

А: Make Love — это волшебная история. Когда они появлялись, то у основателя была только технология. Не было ни названия, ни марки, ни денег на рекламу. Я делал для них все в кредит. Как сделать успешной пиццерию без денег? Особенно, когда на рынке есть конкуренты — 20 «настоящих американских» и 20 «настоящих итальянских» пиццерий. Надо делать что-то совершенно новое. Только так нас и могли заметить. Мы решили делать крутую пиццу. Все делают для выдуманных МЖ 18-50, а мы делаем для настоящих крутых студентов, которые слушают рок-н-ролл. Когда дело дошло до визуальной составляющей, то снова в целях экономии нам пришлось рисовать — фотография была нам не по карману. Рисовать пришлось много и быстро.

Первая серия иллюстраций была очень сложной и красивой, но на каждую уходило часов по пять — это много. Мы начали сокращать, пока у нас не получился такой вот конструктор. Благодаря этому мы смогли очень оперативно на что-то реагировать. Только вышел новый сезон какого-нибудь популярного сериала, а мы уже сделали к нему иллюстрации для рекламы.

Стиль получился простой, чтобы можно было даже мультики делать. В этом году мы сделали первые. В мае по франшизе открылся филиал в Тюмени, для него мы сделали три анимированных ролика, которые запустили в интернете. Они выполнены в фирменном стиле Make Love. В Томске их использовали в интернет-рекламе и показывали на экранах, установленных в корпусах ТГУ.

Закономерный вопрос: чем вы занимаетесь вне студии и крупных заказов. Какие проекты ведете?

А: По сути, если говорить про творческие вещи, то только Огонькафе и есть, больше ничего не делаю. Занимался наукой, правда, несколько лет: писал статьи, ездил на конференции. Но сейчас вот уже совсем никак.

Откуда вы берете вдохновение для своей работы? В общем и целом, что приходит в голову сразу после этого вопроса?

А: Тут два момента: есть пушкинский и гоголевский способы получения вдохновения. Самый прикольный, смешной и веселый — это пушкинский вариант. Балы, тусовки, события, путешествия, прекрасные книги, женщины и вино. Это же замечательные источники вдохновения, все ими любят пользоваться. Но интересней второй способ, гоголевский. Гоголь как делал: вставал за свою конторку и начинал писать, даже если у него ничего не шло. Он писал потому что надо, пока не начинало «переть».

Первый способ хорош, когда ничего не надо делать, когда поехал в путешествие и легко придумал что-то. А второй — это каждодневная работа, когда нужно по-настоящему трудиться.

ТОМСК И ОГОНЬКАФЕ

У вас очень много артов, связанных с Томском, я имею в виду космонавта от Огонькафе. Как вы чувствуете этот город, раз вплетаете 2D персонажей в 3D изображение. Есть какое-то определенное мироощущение по отношению к Томску?

А: Я люблю этот город, я тут живу с пяти лет. Когда ты живешь в Томске, то можешь подумать, что город этот не чувствуешь совсем. Но когда ты приезжаешь в другое место, то начинаешь сравнивать все с Томском. Тут ты не задумываешься, например, почему в маршрутке платят на выходе, а везде на входе. А приезжаешь в Севастополь, а там тоже принимают на выходе, и ты начинаешь думать: «Как хорошо! Севастополь похож на Томск! Как это здорово!»

Желания переехать в другие города не было?

А: Многократно. Приезжаешь в другой город и появляется желание переехать, очень часто.

То есть не возникает какой-то перманентной тоски по Томску?

А: Обычно нет. Периодически бывает, начинаешь вспоминать по-доброму. Но когда я приезжаю в другой город, то стараюсь в него влюбиться. Обычно люди приезжают и начинают ворчать: а вот тут все плохо, а у нас в Томске все хорошо. Я наоборот стараюсь замечать хорошие вещи, которых в родном городе не вижу. Недавно ездил в Тюмень, мы делали рекламу для их рынка. Надо было понять, какие тюменцы, чем они отличаются от томичей, может быть там какие-то инопланетяне живут. Я поехал специально, чтобы понять и полюбить город Тюмень. Приехал — влюбился — все хорошо.

И чем Тюмень принципиально отличается от Томска?

А: Принципиально? Ничем. Принципа никакого и нет. «Люди как люди, только квартирный вопрос их сгубил». Вот с деньгами там чуть-чуть получше, может поэтому люди добрее и милее. У нас чуть больше университетов, поэтому люди более вредные у нас, ироничные. А там какие-то очень добрые и хорошие. Они сейчас в Уральском федеральном округе находятся, где-то даже написано, что Тюмень — столица северо-восточного Урала. Но по городу идешь, и чувствуешь, что это сибирский город. Он всего лишь на 18 лет старше Томска, первый сибирский город, который был основан. История у него очень похожая. Идешь по его старым улицам, а у них даже пропорции такие же, как у Томска. Видно, что люди там жили с такими же головами, сердцами, мозгами, мыслями и проблемами. Не инопланетяне.

Вы очень часто нарушаете грань между дизайном и каким-то более художественным представлением. Во-первых, такая грань вообще существует, чтобы ее нарушать?

А: Мне кажется, что отделять дизайн от искусства, это как разделять друг от друга теплое и мягкое. Можно обнять свою любимую женщину с мыслью быть мягким, а она замерзшая от прогулки, ей будет приятно, что ты теплый. Ты нес ей мягкое, а она получила теплое. Действие одно, а интерпретации разные.

С искусством и дизайном то же самое. Дизайн — это работа над внутренней структурой и внешним декоративным обликом какой-то системы или изделия для массового тиража. А если мы говорим про искусство, то говорим об акте художественного творения, о какой-то проблеме, которую показывает художник. Это немного разные вещи, но они не противоречат друг другу. И в Make Love я пытался доказать всем, что так можно.

В случае же с Огонькафе все интересней. Это кафе, которого нет. Бренд чего-то несуществующего. Ничего нет, мы сразу об этом говорим, и это «ничего» нравится людям.

Раз уж речь зашла про Огонькафе. Выходит, это просто шутка или какая-то акция: создаем несуществующий бренд, он начинает всем нравиться. А дальше что?

А: Дальше что. Дальше будет интересней. Мне было интересно, а сколько я продержусь, смогу ли я рисовать это больше месяца или не смогу. Появляются люди, которые хотят купить себе Огонькафе. Но либо мало предлагают, либо мне не нравится, либо куда-то пропадают. Но вот уже четыре раза были заявки на то, чтобы кафе как-то появилось. Хотя его нет.

За прошедший месяц я объявил о том, что хочу открыть кафе и ищу партнеров. И я нашел. На заявку пришло несколько ответов, так что было из чего выбирать — и место, и команду, и стратегию. С первого июля что-то должно случиться. Что именно - не скажу, — прим. героя.

Как вообще появилась идея?

А: Это очень давняя история: один мой знакомый открыл кафе — маленький киоск. Я зашел, увидел, поговорили. Названия и знака у заведения не было. По дороге домой пришла идея, за одну ночь я нарисовал знак, иллюстрации, буквы для шрифта. Это слово обрело форму и содержание. Я решил, что продам его за любую цену, которую мне предложат, хоть за чашку кофе отдам. А владельцы сказали, что такая работа должна стоить очень дорого и наверняка у них таких денег нет, и предложили мне стать третьим владельцем кафе. Продавали кофе, постепенно росли продажи, я придумывал какие-то акции. Потом через месяц им все надоело, они устали и ушли. А я остался один с названием. В итоге я назвал так свою студию (OGON.DESIGN, — прим. ред.) и на два года забыл про «Огонькафе». Сейчас решил делать его для себя, таким как мне нравится. Так что «Огонькафе» существовало полтора месяца, и старожилы Томска его помнят.

О ЗАКАЗЧИКАХ, О ДЕНЬГАХ, О МОЛОДЫХ ДИЗАЙНЕРАХ

Вернемся к заказчикам. Очень интересно, чаще они обращаются к вам как к дизайнеру или как к человеку, который может решить проблему с художественной точки зрения?

А: Ко мне обращаются как дизайнеру, но в половине случаев еще обращаются как к человеку, который может что-то посоветовать как маркетолог.

Томские заказчики — они какие? На них давит какая-нибудь провинциальность?

А: Я работал со многими, но с еще с большим количеством не работал. Мне везет с клиентами — практически всегда работа идет гладко, всё принимают, утверждают без правок. Работаю с хорошими людьми на хороших условиях. Но бывает всякое. Иногда можно посудиться с кем-то, но в целом все хорошо. Люди открыты каким-то новым идеям.

Некоторые дизайнеры, особенно молодые, жалуются, на правки заказчиков — «Добавьте красненького», «Поиграйте шрифтами» и так далее. Не потому, что действительно нужно добавить или поиграть, а потому, что клиент чувствует, что проблема не решена и пытается как-то сам решить — советует. У меня такие же клиенты, но меня о таком не просят. Дело не в красненьком. Задача дизайнера — понять проблему клиента целиком, решить её, объяснить заказчику каждый свой шаг, зачем он сделан. Я работаю от проблемы, а не от украшательства.

А что сейчас влияет на ваш творческий процесс? Раньше это могла быть музыка, могло быть кино, любое-другое искусство. Что сейчас в тренде?

А: Деньги в тренде. Хорошо платят — приятно работать. Если плохо платят — я не соглашаюсь работать. Конечно, интересную задачу , что-то важное, нужное людям — хочется делать даже бесплатно. Но, сейчас деньги снова в моде, в 2000-ых они были не модными. Было модно делать стартапы и качать какую-нибудь крутую музыку, быть молодым и умным. Сейчас же модно делать деньги и качать бицуху. Снова модно быть богатым и красивым.

Логичный вопрос: дизайнеры в Томске — сколько они зарабатывают? Могут ли они вести хорошую и стабильную жизнь в Томске?

А: Мне кажется, что хорошая и стабильная — это немного о разном.

Стабильно хорошую жизнь.

А: Я бы вот сколько не зарабатывал — мне все время не хватает. Я не умею вести какую-то правильно стабильную жизнь. Трачу деньги на что попало. Вот если человек купил квартиру, то что он сделает на остаток денег?

Ремонт.

А: Да, ремонт. Я у жены спрашиваю: «Что будем делать, на месяц ремонт или на месяц в Стамбул?». Не вопрос — на месяц в Стамбул. Ремонт и так нормальный. Но месяц в Стамбуле круто. Дизайнеры получают по-разному в Томске. Есть компании, где и более 100 000 рублей платят. Особенно UI/UX в каких-нибудь компьютерных конторах, особенно тем, кто в штате. А есть дизайнеры, которые получают меньше, есть новички. По поводу фрилансеров: есть люди, которые работают по 20 часов в сутки за копейки, а есть те, кто старательно выбирают себе клиентов, и у них такие ценники, что даже я могу немножечко позавидовать.

Себе бы как дизайнеру вы какую оценку дали? Можно по десятибалльной.

А: Я крутой, я молодец. 10 баллов.

Что ж, это честно!

А: Это не честно, это было очень тяжело, сказать себе такое. Многие не могут сказать себе: я молодец, я достиг, я умею. А зря. Я очень долго считал, что я молодой, начинающий и подающий надежды дизайнер. И как это всегда было моим оправданием, ведь я молодой дизайнер. А потом однажды, мне тогда было 24 года, стало потяно, что я давно этим занимаюсь, что есть хорошие большие работы, крупные клиенты. Какой из меня уже молодой дизайнер? Я взрослый и реализованный дизайнер, а значит и относиться к себе и к работе надо по-взрослому. Не оправдываться, мол «я же троечник», а работать только на 10 баллов из 10.

С чего стоит начать человеку, если он хочет стать таким же реализованным дизайнером как вы?

А: Нужно хотеть стать дизайнером. Думать о том, как стать дизайнером, а не думать о том, что я не пойду на такую работу, потому что денег мало платят. Я начинал еще студентом, мне было просто интересно, все что я делал — от сердца. По поводу дизайнеров-студентов я заметил, что они себя оправдывают тем, что они «молодые дизайнеры», что они еще не доучились. А вот дизайнеры-фрилансеры, того же возраста, которые сами себя сделали дизайнерами, не оправдываются своей молодостью, не ищут отмазок. Взялся за гуж, не говори, что не дюж. Не умеешь — твои проблемы, научись, а не хочешь — жизнь заставит.

Не занимайтесь самооправданием, не ищите отмазок. 

Подпишитесь на нашу группу ВКонтакте и узнавайте самые актуальные новости Tomsk.ru в соцсетях.

Автор: Вячеслав Серов