Сегодня, 20 января, — День Республики Крым. Это не та дата, что в России отмечают с 2014 года, когда мы узнали про «Крымнаш». Тут речь о более давних событиях. 20 января 1991 года состоялся всекрымский референдум, на котором большинство крымчан высказались за восстановление Крымской автономии (и эту свою волю жители Крыма подтвердили на всесоюзном референдуме 17 марта 1991 года). Это предопределило статус Крыма в составе Украины (куда Республика тогда входила), а сама дата была учреждена как День Республики Крым, который в настоящее время является в Крыму праздничным днем.

Ну а для нас, живущих не у моря, сам по себе Крым — это всегда праздник. Потому что с детства он ассоциируется с отпуском. Сегодня в нашей колонке — воспоминания одного из самых любимых авторов Tomsk.ru Марьи Карбышевой. Про путешествие в Крым образца 2013 года.

Из Крыма с любовью (или как оно было в две тыщи тринадцатом)

16 июля

Подъем в пять утра, такси, аэропорт, самолет, «курица или рыба?», аэропорт, выдача багажа, метро, Павелецкий вокзал — и здравствуй, поезд «Москва — Севастополь»! Кто не был ни разу в этом городе моря и неба, выбеленном солнцем, пропахшем солью, полынью, сандалом, — тому никогда не понять, зачем каждое лето трястись целые сутки в плацкартном вагоне, полном старушек, детей и чотких пацанчиков, плюс тридцать пять по цельсию, ароматы воблы и роллтона щекочут нервы... Но мы — невозмутимые сибиряки с крепкими нервами, закаленные морозом и жарой. Так что — я еду к тебе, море!

Ходят проводники, раздают Immigration card: пол, гражданство, вот это все. С трудом удерживаюсь от того, чтобы в графе «мета прибуття» (цель прибытия) не написать «только балет и керамика». Да, анкеты на украинском. И если «прiзвище» особых вопросов не вызывает, то «громадянство»…

Половина четвертого утра — ммм, два часа на границе среди ночи. Удовольствие для тонких ценителей.

Пришел очень грустный (и явно невыспавшийся) мальчик-пограничник, не глядя шлепнул в анкету две красные печати и пожелал удачного отдыха. Эх, а так хотелось диалога:

— Оружие, наркотики? — Спасибо, у нас свои.

17 июля

По вагонам ходят граждане Незалежной: предлагают местные симкарты, гривны, абрикосы и почему-то пуховые платки. Курс рубля, кстати, растет по мере приближения к конечной точке пути — если самые первые менялы предлагали 230 гривен за тысячу рублей, то последние уже 240, а то и 245. Интересно, на сколько в конечном итоге нагревают нетерпеливых курортников?

Не так уж и намного — самый высокий курс рубля патриотичненько держит Сбербанк: 250 за тысячу. Только тот Сбербанк поди найди. Население города зимой еле-еле вылезает за 200 тыщ, а по площади Севастополь чуть ли не втрое больше Томска. Всего Томска, господа, вместе со всякими Степановками и Зональными!

Приехали на место дислокации: бесконечные дачные поселки, беленые домики, везде буйные заросли винограда, ракушечник, колючая ежевика (ай! это была моя любимая коленка!). Дача знакомых, поэтому на жилье экономим. Хотя, говорят, к тем шести, что есть сейчас, послезавтра ожидаются еще десять человек — друзья и коллеги с чадами и домочадцами… Так что там, говорите? 150 гривен за домик на двоих?..

Предлагают спать на улице в гамаке или на матрасе. На улице. Ночью. Спать. Спрашиваю про одеяло — хихикают. «А зачем тебе, — говорят, — тепло же».

Умывальник на улице. Вода из бака на крыше. Может, еще не поздно в Турцию?..

Спим в мансарде. Судя по всему, мыши под обшивкой дома танцуют джигу, лихо распивают сырный эль и катаются на кошках. Мне темно и страшно… Хочу обратно в тайгу! К медведям!

18 июля

Ааа! На моей зубной щетке ночевала улитка!..

Шла в туалет — нашла в саду настоящие фиги. С ума сойти. А вот это что? Абрикосы? Их можно есть? Прямо с дерева? Прямо лежа под деревом в гамаке? Не вставая с гамака?..

Составили карту перемещений: Артиллерийская бухта, Большая морская, завод по ремонту подводных лодок, Балаклава, музей Черноморского флота, Херсонес, херсонесский театр, мыс Фиолент, аквариум, Воронцовский дворец (который на самом деле в Алупке, но бешеным автомобилистам и семь верст не крюк), Учкуевка и монастырский пляж.

Плохие новости: Фиолент из списка посещений придется вычеркнуть. Потому что — сюрприз! — мы на нем живем.

Уехали пляжиться на другую сторону Севастопольской бухты: автобусом до города, потом пешком до Артбухты, потом на пароме через море (море! море!), потом еще раз на маршрутке — и мы на месте. Полтора часа, 16 гривен за двоих в одну сторону. Хотя после московских расстояний — пффф, ерунда какая.

Валяюсь на прохладном лежачке под голубым тентом, наблюдаю, как муж и сын купаются в прибое. «Чего вы орете, как дебилы? — Я не ору! — А я не дебил!». Это про нас, да-да. С периодичностью раз в минуту мимо проходят работники пляжного сервиса: «Пахлава, чурчхела, кукуруза горячая свежая вареная, пиво, рыба, чебуреки» — тысячи их. Особенно прекрасен юноша с сумкой «Освежающая мохита».

Суровый мужчина на спасательской вышке провещал в мегафон, что «Температура воды 23 градуса, объявлено штормовое предупреждение, купаться строго запрещено». Потом добавил: «А кто купается — купайтесь хотя бы у берега. И детей из воды вытащите, а то сами же плакать будете потом». Заботливый!

С мобильным интернетом все плохо. С немобильным тоже. Безлимит? Не, не слышали. Купили симки какого-то местного оператора по десять гривен за штуку. Аборигены, узнав об этом, долго хихикали. Потом посоветовали взять пакет МТС за ту же десятку и не выпендриваться.

20 июля

Ездили в Ялту — ах, красота, и сердце замирает! Проезжали мимо знаменитой Золотой балки, где выращивают винные исходники. Сад Воронцовского дворца зелен, пышен, полон толпами диких туристов и все равно прекрасен. Умели же строить!

Вечером аборигены притащили из ближайшего леска шишек — оказывается, из них получаются самые годные угли — развели под абрикосом костер, достали мясо и стали настойчиво приглашать нас попеть песен.

Плохие новости: хозяин дачи отправился в местный магазин за сметанкой и вернулся с двумя ведрами раков.

«Не, ну а чо, продавали же!». То, что на веранде уже маринуются восемь кило мяса — не аргумент. Так что варим раков.

Господа достали каждый свои любимые бутылки местных винных корпораций и меряются пристрастиями. Бутылка в фирменном магазине, кстати, выходит в среднем 20-30 гривен. Перевести в рубли — и плакать… Звучат страшные слова «Инкерман», «Массандра», «купаж», «божоле». Мы тихонечко сидим в уголке, пытаясь периодически вякнуть: «А вот у нас в Томске пивзавод...».

Заставили пр-роб-вать все сррр-та вин. Сух-сух-сухое вкснее! Масндр слишкм слдкая. Идем смтреть на звзды!

20 июля

Ездили на Георгиевский пляж у монастыря — тоже мыс Фиолент, 20 минут на маршрутке. Маршрутки здесь, кстати прекрасные. Во-первых, уехать до нашего загорода из центра стоит всего две гривны — восемь русских рублей. Во-вторых, диалоги тоже, я вам скажу, стоящие: «Вы зачем-таки меня толкаете? — А шо вы, мадам, растопырили свой гондурас посреди прохода?». Самозабвенно цапаются все со всеми: пассажиры с водителями, водитель с пассажирами, пассажиры между собой парами и группами. При этом: водитель всегда ждет до последнего пассажира, не пытаясь тронуться. Даже если замешкалась мамашка с ребенком, задумался перегревшийся турист или сползает по ступенькам ветхая старушка. Вам не придется просить соседей передать деньги или судорожно пробираться вперед: можно просто выйти в заднюю дверь, подойти к передней и с улицы спокойно отдать мзду.

На пляж ведут восемь сотен ступенек, вырубленных в горе. О-хо-хо, ноги мои, ноги!

Под горой разбиты биваки, натянуты тенты, из кустов доносятся запахи гречки и плова. Судя по бегающим вокруг густо-шоколадным детям, смелые туристы отдыхают тут все лето, не заморачиваясь на гостиницы и рестораны. А что еще надо? Море — вот оно, родник рядом. Пляжники? Так ведь сами вечером рассосутся. Хммм. (Подумать над этим вариантом в следующем году).

С пляжа уплыли на кораблике в Балаклаву — самое рыбацкое место в округе. Ну и подниматься обратно… Вы понимаете.

Нечаянно обедаем в самом пафосном местном ресторане. Говорят — вся рыба выловлена пару часов назад.

Божественно. Восхитительно. Потрясающе. Ошеломительно. Всю жизнь думала, что ем рыбу. А ела какое-то недоразумение. Девушка, давайте повторим!

23 июля

Люблю РЖД. Нежно. Страстно. Почти как Почту России и Сбербанк. Вы знали, что сайт РЖД продает электронные билеты на украинские поезда — но получить эти билеты можно только на территории России? То есть, купив в Севастополе билет на поезд до Москвы через сайт РЖД, вы в полном стопроцентном пролете.

Шикарно. В кассах вокзала обычных билетов нет, не бывает и «ну приходите за день до поезда». Мы остаемся жить в Крыму! Ура!

26 июля

Ларчик, понимаете ли, просто открывался. Купить билеты через сайт, оплатить картой и получить в кассах? Да не вопрос. Только покупать через местный аналог РЖД — Укрзалiзнiцi. Не остаемся, значит(

27 июля

Бродим по горам, купаемся, научила сына нырять, а мужа твердо говорить «нет, мы не купим эти хорошенькие бусики из розового жемчуга всего за 200 гривен!».

29 июля

Едем на поезд. Мужчины бурно меряются нагулянными мускулами, а я прилипла к окну и никак не отлипну: море такое синее, что невозможно смотреть. И уезжать невозможно. И я каждый раз жалею, что родилась всего-то на три тысячи километров восточнее.

Марья Карбышева