В Томской воспитательной колонии находятся около 60 девочек-подростков. Туда они попали по разным причинам, но все отбывают свои сроки за совершение тяжких и особо тяжких преступлений — убийства, насилие, наркотики. В колонии содержатся девушки от 14 до 18 лет, срок пребывания в колонии могут продлить и до достижения девушкой 19 лет. Но только в том случае, если осужденная хорошо себя зарекомендовала, не нарушала режим, вела себя примерно и не давала поводов для взысканий, и до окончания срока пребывания в заключении ей осталось не более года. 

Нам удалось пообщаться с психологом и осужденными девушками и узнать, приходит ли осознание после совершенного преступления, о «чемодане» опыта, который каждая из них уносит с собой на свободу.

Как рассказала спецкору Tomsk.ru  начальник психологической лаборатории ТВК-2  Оксана Шишко, с девушками проводятся ежедневные занятия. Регулярно проходят индивидуальные и групповые тренинги, они помогают осужденным реабилитироваться в колонии, а тем, кто скоро выйдет на свободу, подготовиться к жизни «на воле». 

Осознание

В большей или меньшей степени все девушки здесь осознают свое преступление. Кто-то раньше, кто-то позже. Например, одна осознала спустя несколько лет. Она написала письмо родителям ребенка, которого убила, просила прощения. Но получила ответ, что те не готовы ее простить. Мы их к этому готовим. Другая девочка также написала письмо родственникам погибшего подростка. Простили. Теперь они довольно часто переписываются.

«Чемодан»

Для девушек, которые в ближайшее время покинут стены колонии, был проведен тренинг. Они должны были представить, что собирают чемодан, в который поместят опыт, приобретенный за колючей проволокой. Все осужденные в один голос заявили, что в стенах колонии они научились терпению и выдержке. Например, смогли закончить или заканчивают школу, а на учебу раньше не обращали внимания — постоянно прогуливали или просто не стремились к знаниям. Еще они получили дополнительные профессии, которые вполне могут им пригодиться в дальнейшей жизни — штукатур, маляр, мастер отделочных строительных работ, оператор швейного оборудования, швея, раскройщик,  гладильщик, оператор ЭВ и ВМ, повар-кондитер.

«После освобождения я хочу приехать домой и сделать ремонт. Теперь я знаю, как его нужно правильно делать», — призналась Дарья.

Среди списка приобретенного в колонии опыта, того, что можно поместить в «чемодан» и забрать с собой в свободную жизнь, девушки называли также уверенность в себе. Особенно отметили доброжелательность, сострадание, помощь ближнему, уважение в семье и умение слушать критику в свой адрес. До колонии у них таких навыков не было, они смогли их приобрести, только попав за решетку.

Такой результат и самосознание приходит к девочкам после планомерной, постоянной работы с психологами. Далеко не сразу можно наладить с ними контакт. Чаще всего девочки поступают закрытые и не хотят разговаривать. Мы постепенно, с каждым днем проводим с ними психологическую работу. И если 10 %  осознают, как нужно вести себя в обществе, то это уже для нас достижение. Каждый день они будут сталкиваться с ситуациями, где нужно будет сделать выбор — побыть с семьей или друзьями, сходить на вечеринку или посмотреть кино дома. И от этого выбора и будет зависеть дальнейшая жизнь.

«Здесь я выучилась на швею и начала работать. Теперь я знаю цену деньгам, и никогда не куплю ничего лишнего. Лучше я маме их отправлю, но не буду тратить на что попало», — рассказывает осужденная Анастасия.

Томск.ру новости колония

Кнут и пряник

В колонии работает реабилитационный центр «Аврора», куда могут попасть девушки за хорошее поведение. Они соревнуются между собой и стремятся туда. Здесь для осужденных предусмотрены облегченные условия содержания: более мягкий режим, возможность жить в комфортных условиях и специальные программы подготовки к освобождению: «Домоводство» (приготовление пищи, сервировка стола, создание домашнего уюта, рукоделие). «Брак, семья, дети» (мотивация к созданию крепких семейных отношений, рождения и воспитания детей), «Радуга» (изучение лучших произведений культуры, искусства, литературы, архитектуры. Лекции, викторины, интеллектуальные игры). Также есть и меры наказания — дисциплинарное взыскание, помещение в изолятор. И те девочки, которые побывали в «Авроре», не хотят возвращаться в общие камеры, где нет дверей, шкафов и личного пространства. Это хороший стимул для примерного поведения. 

«Мы можем ежедневно по 15 минут разговаривать с родственниками, принимать посылки, посещать культурные мероприятия, которые проходят в городе», — рассказывает Дарья.

Главные сложности в работе и как не «проглядеть» своего ребенка, чтобы он не совершил преступление?

Если человек умеет работать с детьми, то у него уже не возникнет сложности в работе со взрослыми людьми. Все родители сейчас заняты, постоянно находятся на работе, решают какие-то свои дела. Но всегда нужно находить время для общения с ребенком. Главное — говорить с ним, пытаться понять, найти компромисс. Ребенок никогда не перестает любить родителей, а родители могут просто не замечать чадо. Ему нужно общение, и он пытается найти его на улице, попав в плохую компанию.

Есть ли в колонии девушки из благополучных семей?

Такие случаи единичны, но они есть. Чаще всего эти дети из небольших населенных пунктов, они закончили 9 классов, и приехали учиться в город. Здесь они остаются без присмотра родителей, могут связаться с плохой компанией, либо соблазняются «легким» заработком в интернете, а он зачастую связан с наркотическими средствами.

Что осознают родители?

Родители приезжают к детям на длительные свидания. Мы проводим с ними психологическую работу. Некоторые понимают, что упустили ребенка и спрашивают, что нужно делать. А некоторые слушают только для «галочки» и на встречах мы уже понимаем, что после освобождения для девочки ничего не изменится. Она попадет в ту же среду, из которой она оказалась в колонии.

Есть, куда вернуться?

После отбытия срока некоторые девушки возвращаются домой, другие изъявляют желание остаться в Томске, детям из приюта обязаны предоставить жилье. Те подростки, которые не хотят возвращаться в свой регион, могут переехать в другое место, к родственникам, где за ними будут присматривать. Есть случаи, когда девушки поступают в вузы, техникумы и лицеи Томска, получают дипломы, устраиваются на работу, выходят замуж и воспитывают детей.

Что после?

Они присылают нам видеоролики, письма, где показывают свои «истории успеха» и мы радуемся за них, они смогли воспользоваться знаниями, которые получили в колонии. Для девушек это тоже своеобразная мотивация, что если и они смогли, то и у них обязательно все получится.

Работа психологом в колонии — как это? Получается не пропускать через себя все истории, оставлять «работу» на работе?

Сложно сказать. Многие девушки никогда не видели нормальную семью, у них не было хороших отношений с родными. И здесь они начинают общаться, даже некоторые считают, что мы их «родители», нам можно доверить то, чего нельзя никому рассказать. И не всегда получается не думать о них, когда рабочая смена уже закончена. Даже во время отпуска мы переживаем за них, беспокоимся. Когда они одерживают победы в конкурсах, мы радуемся вместе с ними. Так как это и наша заслуга. Вспоминаешь, какой она пришла в колонию, но смогла раскрыться, найти в себе таланты, о которых никогда не подозревала и заняться творчеством или спортом.

Если вам есть, о чем рассказать, звоните нам в редакцию по телефону 522-099.

Екатерина Горникова