Пресс-служба мэрии Томска объявила о том, что родники Томска войдут в туристические направления. Представители туристского информационного центра, комитета по социальным проблемам гордумы и Молодежного совета города уже посетили родники Университетского озера, в частности Дионисия и Святой Анны, Воскресенский, Магистратский родники и потенциальные природные памятники Камень и Травертиновое поле на левом берегу Ушайки (Обруб), а также Ключевской родник и травертиновое поле в  лесопарке Михайловская роща. Экскурсию для членов выездной комиссии провел кандидат геолого-минералогических наук Александр Назаров.

Александр Назаров — личность для Томска легендарная. Все знают его как человека, который вот уже 60 лет изучает и последние 6 лет, чаще всего в одиночку и на свои деньги, благоустраивает родники в областном центре. В свои 81 он старается посвящать этому делу все свободное время, несмотря на возраст и состояние здоровья: боится многого не успеть. А еще к 400-летию Томска он создал уникальную карту родников и ландшафтно-родниковых зон города.

При этом нельзя сказать, что течением воды Александр Дмитриевич восхищался с детства. После детского дома он хотел поступить в военное училище. Когда не прошел, то остался разнорабочим в детдоме, а потом и отслужил в армии. Еще до поступления в Томский политех он водил геологов по уссурийской тайге. А специальность «гидрогеология и инженерная геология» в институте выбрал по двум словам: знакомому «геология» и солидному манящему «инженер». Правда, потом остался в вузе аспирантом, стал кандидатом геолого-минералогических наук и до сих пор является преподавателем Томского политехнического университета.

Вопрос, во имя чего тратить столько времени на благоустройство родников, ставит его в тупик.

«Так ведь к любому делу, которым занимаешься, нужно относиться с душой», — отвечает ученый.

Когда мы попросили Александра Дмитриевича назвать топ уникальных мест Томска с точки зрения гидрогеологии, он дал понять, что по-своему необычен любой родник. А их в городе — больше тысячи. Каждый житель может взяться за благоустройство одного и сделать его уникальным. И все же  были и есть  в Томске пять мест, о которых стоит знать жителям и гостям города.

Лагерный сад

В Лагерном саду обнажается трещиноватый палеозой самый низкий слой, где может залегать вода. Следовательно, вода в нем чище всего. Раньше в Лагерном бежало 20 ручьев. Потом склон засыпали глиной, и каждый из них превратился в небольшой родник. Особенно много выходов воды было ближе к Томи.  Вместе с водой на поверхность там интенсивно выходил песок, поэтому склон обрушался. Тогда его засыпали еще и гравием, чтобы предотвратить разрушение. Решение было не совсем удачным: есть вероятность, что со временем склон все равно начнет «ползти». А 18 из 20 ключей «сбросили» под дамбу, поэтому теперь их не увидишь.

«А ведь можно было оборудовать 20 каскадных водопадов. Они бы стали украшением Лагерного сада», — рассказывает Александр Дмитриевич.

Кстати, 10 корпус ТПУ тоже стоит буквально на водоносном слое.

Травертины

Травертинами называют карбонатные минералы. Известь тоже относится к их числу. Как говорит Александр Дмитриевич, образование травертинов — уникальный геологический процесс рождения камня. Его следует показывать школьникам и студентам. Наблюдать за травертинами в Томске можно в двух местах: на выходе из трубы Воскресенского  родника, где есть молодое травертиновое поле (недалеко от пересечения улиц Бакунина и Обруб) и более оформившееся  в Михайловской роще.

«Вода выходит на поверхность, и, когда углекислый газ из нее улетучивается, то нарушается карбонатное равновесие, и из воды выпадает кальций. По виду он напоминает известь, а потом затвердевает», — рассказывает гидрогеолог.

Каштачная гора

О Каштаке и его проблемах Александр Дмитриевич знает не понаслышке: он долго живет в этом районе.

Из-под  Каштачной горы выходит около 100 родников, но они не имеют никакого отношения к подтоплению, которое происходит здесь каждый год.

«Когда на Черемошниках асфальтировали улицы и делали благоустройство, то жилые здания в большинстве случаев оказались внизу, а вода стекала вниз по придорожным канавам. Кромки канав разрушалась, и со временем вся влага стала стекать вниз, под фундамент дома», — объясняет ученый.

Воду из родников Каштачной горы брали на анализ зимой. Тогда она была пригодна для питья. А вот в другое время года воду из них лучше не брать.

Томский «гейзер»

Где-то в 1980-е годы неподалеку от военного училища связи выходил на поверхность ключ. Зимой его температура доходила до +97 градусов тепла, а летом опускалась до +4 градусов. Предприимчивые томичи выращивали рядом с этим местом грибы-вешенки и зелень в теплицах. Ученые анализировали воду, даже сравнивали этот феномен с камчатскими гейзерами. Однако на деле все оказалось куда прозаичнее: подземные воды попадали в лоток, где проходила теплотрасса, нагревались от нее и затем выходили на поверхность.

Когда рабочие вскрыли участок для ремонта, то увидели, что все свободное пространство вокруг труб теплотрассы заполнено водой.

Долина родников

В Березовой роще поселка Светлый выходят на поверхность 32 ключа. Пока удалось обустроить только два, Александр Дмитриевич мечтает о том, чтобы когда-нибудь в Светлом появилась долина родников.

«Дело в том, что правильно оборудовать родники в Березовой роще нужно из соображений безопасности. Если начать активные раскопки в этом месте, то песок вместе с водой начнет интенсивно выходить на поверхность, и появится опасность обрушения. Поэтому нужно аккуратно обустроить каждый родничок. В других регионах есть долины гейзеров, а у нас была бы долина родников», — говорит гидрогеолог.

По итогам выездной комиссии в городской администрации сформируют группу по развитию и благоустройству культурного и туристского пространства родников Томска.

Автор: Елена Чечнева