Дмитрий Гомзяков — томский актер, а с недавнего времени и режиссер Театра юного зрителя. Приехал он из Барнаула, где, еще будучи ребенком, совершенно случайно попал в театральную студию. Сначала Дмитрию нравился коллектив, возможность веселиться и сочинять какие-то спектакли, но потом его серьезно затянула театральная история, и он поступил в театральное.

Вот уже больше 13 лет его жизнь плотно связана с театром, а останавливаться Гомзяков и не думает. Буквально на прошлой неделе его спектакль «Чайка» вошел в лонг-лист национальной премии «Золотая Маска». Специально для Tomsk.ru Дмитрий рассказал о собственных профессиональных правилах: почему нельзя играть с похмелья, как руководить друзьями и кто же такие провинциальные актеры.

ЛИБО Я ПОСТУПАЮ НА АКТЕРСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ, либо иду в армию. У меня не было вариантов, в другие места я даже не подавал документы. В то время вообще все было случайно.

У ВСЕХ ЕСТЬ ИЛЛЮЗИИ. Всем кажется, что работа актером — это круто и прикольно. Ведь профессия связана с публичностью, славой, аплодисментами. На самом деле она немного о другом.

НУЖНО ПОТЕТЬ И ПАХАТЬ. Выход на поклон — это лишь верхушка айсберга. Потому что работа от начала спектакля до его финальной точки очень тяжелая и выматывающая.

БЫЛИ МОМЕНТЫ, КОГДА ХОТЕЛОСЬ ВСЕ ПОСЛАТЬ. Связано это было с амбициями. Актерская профессия — очень зависимая. Ты не можешь сам себя распределить на роль или сам себя назначить. Приезжает режиссер и видит все определенным образом. Ему нужен конкретный главный герой, и ты можешь не попасть в команду. Не потому , что ты плохой или хороший, а потому что режиссеру нужно что-то другое. И когда ты не видишь себя на распределении, то хочется все послать.

Я НИКОГДА НЕ ХОДИЛ И НЕ НАПРАШИВАЛСЯ НА РОЛЬ.

МНЕ КАЗАЛОСЬ, ЧТО Я ГАМЛЕТОМ ВЫХОЖУ НА ТЫСЯЧНЫЙ СТАДИОН, а на самом деле я впервые выходил на большую сцену с маленькой ролью лакея в «Горе от ума». Было волнительно, колени и руки дрожали. Все родственники еще пришли. Дебют же.

Я ВСЕ ВРЕМЯ ЖИЛ ОТ ПРОЕКТА К ПРОЕКТУ. Никогда не загадывал какие-то роли. Тут же никак не загадаешь. Сегодня есть один режиссер, который на тебя рассчитывает, а завтра приезжает другой, и он по каким-то параметрам с тобой не сочетается, и не видит тебя. Так что тут загадывать не стоит — себе дороже.

МОИ РОЗОВЫЕ ОЧКИ БЫСТРО СПАЛИ. Это как с телепередачей «Орел и решка». Да, они ездят по разным странам, все клево. Но мы же не знаем, как на самом деле устроен процесс. Может быть там не так все классно, а ведущие выдыхаются и устают. Наверняка там есть свои подводные камни и сложности. Мои розовые очки были связаны с этим: хотелось известности и славы, а получил я тяжелую работу. В том числе и над собой.

ПРОВИНЦИАЛЬНЫЙ ТЕАТРАЛЬНЫЙ АКТЕР НЕ СВЯЗАН СО СЛАВОЙ И ДЕНЬГАМИ. Это не связано и со съемкой в кино. Только с тем, что ты получаешь удовольствие и понимаешь, что это твое призвание. Недаром говорят, что в театре служат, а не работают. Но если профессия тебя достала — уходи. Ищи другое.

ЗРИТЕЛЬ ВСЕГДА ВИДИТ, КОГДА АКТЕРУ ПЛЕВАТЬ. Когда он выходит на сцену не настроенный или ему неинтересно. В таком случае я не понимаю зачем оставаться.

ПРОФЕССИЯ АРТИСТА НЕ ПРИНОСИТ ДЕНЕГ. Сводить концы с концами ты сможешь, если у тебя будет большой репертуар. Я только на машину четыре года копил, откладывая по тысяче в день.

В ЕВРОПЕ ДАЖЕ САМЫЙ ГЕНИАЛЬНЫЙ СПЕКТАКЛЬ ЗАКРОЮТ, ЕСЛИ ОН КОММЕРЧЕСКИ ПРОВАЛЕН. Там работает проектный театр и творец напрямую завязан с тем, чтобы его спектакль был успешным среди зрителей. От создателя зависит то, насколько его мысль и замысел будут актуальным для людей. Это интересная мысль, но в России репертуарный театр — это основа. Проектных театров у нас пока что нет.

У МЕНЯ БЫЛ ПЕРИОД, КОГДА Я СЧИТАЛ СЕБЯ ПЛОХИМ АРТИСТОМ. Я сознательно говорил близким людям об этом. Меня тогда мало занимали в спектаклях. Началось самокопание. И этот процесс дошел до такой точки, что я начал считать, что я плохой артист. Потом это постепенно прошло, но гениальным актером я себя никогда не считал. Никогда особо не гордился тем, что делаю на сцене. Внутренне я был удовлетворен, но особенной гордости не испытывал.

ДЛЯ МЕНЯ САМОЕ ВАЖНОЕ — ПОНЯТЬ ТО, О ЧЕМ ГОВОРИТ РЕЖИССЕР. В нашем современном театре он такой же автор постановки, как и условный Пушкин. Мне очень важно найти те коды, по которым он работает. Найти способ существования, понять, о чем та или иная роль. Не работать вместе с режиссером и сочинять свой спектакль — это плохая дорожка, которая ни к чему не приводит.

В РЕПЕРТУАРНОМ ТЕАТРЕ ТЫ НЕ МОЖЕШЬ ПОГРУЖАТЬСЯ В РОЛЬ С ГОЛОВОЙ. Хоакин Феникс долго готовился к роли Джокера: худел, отращивал волосы, потому что ни в каких других проектах он не был занят. Элементарно, Рома Колбин, играющий у меня Тригорина в «Чайке». Мне принципиально, чтобы он был с бородой, но через три дня он играет Мышонка в «Легенде о Священной горе». Ну и какой он к черту Мышонок с бородой? Театр — это немного другая история. Тут похудеть или потолстеть для одной роли ты не можешь, потому что есть и другие спектакли, где ты должен быть разным.

ОТНОСИТЬСЯ К АКТЕРУ КАК К НЕБОЖИТЕЛЮ — ГЛУПО. Но при этом необходимо сохранять какой-то баланс, не уходить в панибратство и снятие каких-то границ. Необходимо найти золотую середину и относиться к профессии актера уважительно. Нужно понимать, что это просто человек, который ходит по улицам.

ОДНА НАША АКТРИСА ЕДЕТ НА РАБОТУ В ПАЗИКЕ, а вечером она будет играть Чехова на сцене. Великую классику. Но пять минут назад она ехала в пазике и тряслась со всеми. Только что она была обычным человеком в маршрутке, но сейчас играет Чехова. Это очень прикольная грань.

ЕСЛИ ЛЮБИШЬ ПРОФЕССИЮ, ТО НУЖНО ОТНОСИТЬСЯ К НЕЙ ЧЕСТНО. Поэтому я перестал быть актером. Я отдал этому делу 13 лет, но начал чувствовать то, что не получаю удовольствия от того, что выхожу на сцену. Стало казаться, что это просто работа, какая-то пахота. Каждый раз нужно было настраиваться, был стресс. Я понял, что нужно уходить, но театром все еще хотелось заниматься, потому что я получаю удовольствие от генерации мыслей, от того, что воплощаю свои спектакли на сцене. Теперь я режиссер.

ВОКРУГ СЕБЯ Я НЕ ЗАМЕЧАЛ ФАНАТОВ И СЛАВА БОГУ. Нет никого, кто относится ко мне как к мессии. Но людей, которым просто симпатично то, что я делаю много. Я не стремлюсь стать таким небожителем и учить всех жизни.

МНЕ ПРИЯТНО, КОГДА ПИШУТ ОТЗЫВЫ. Особенно радует, что это могут быть полярные мнения. По поводу той же «Чайки» кто-то может сказать, что это прекрасно, а кто-то напишет, что это бред сивой кобылы.

ВСЕХ ПАРИТ ТО, КАК ЗАНИМАТЬСЯ ЧИСТЫМ ТВОРЧЕСТВОМ И НЕ ЗАВАРИВАТЬ ДОШИРАК КАЖДЫЙ ДЕНЬ. Меня это тоже волнует: как сделать полные залы, и чтобы все было прекрасно. Поэтому мой новый спектакль и будет про отношение творца и денег.

НА СЦЕНЕ ЗАПРОСТО МОЖЕТ ВЫБЕСИТЬ НЕУВАЖЕНИЕ СО СТОРОНЫ ЗРИТЕЛЯ. Недавно на «Дубровском» (спектакль ТЮЗа, который зрители смотрят на самой сцене, — прим. ред.) один мальчик взял охапку сена и кинул Кириллу Фрицу (актер Томского ТЮЗа, — прим. ред.) в лицо. Сразу же появляется ощущение, что на сцене какой-то шут-балагур, который должен плясать. Мальчика вывели со сцены, а меня просто разрывало. И в тот же момент я вижу, что учительница ребенка сидит в первом ряду и в телефончике играет. Это уже не просто неуважение, это хамство.

В АКТЕРАХ МЕНЯ БОЛЬШЕ ВСЕГО РАЗДРАЖАЕТ «ХОЛОДНЫЙ НОС». То самое отношение к профессии, когда вообще все равно. Я могу стерпеть ошибки, если вижу, что человек горит своим делом, ему не пофиг. Если же человек делает свои задачи, но эмоционально не подключается, то это выводит из себя.

ЕСЛИ АРТИСТ НЕ ЛЮБИТ СВОЮ ПРОФЕССИЮ, то лучше вообще не заниматься театром. Если ты не заинтересован в том, чтобы каждый раз превосходить себя самого, делать новые шаги в профессии, что-то для себя открывать, то не надо.

НЕ СТОИТ РАСКРЫВАТЬ ВСЕ. За актером должна оставаться какая-то тайна. Пусть зрители не будут знать, когда я хожу с мужиками в баню. Чуть-чуть загадки пусть останется.

ИГРАТЬ С ХОРОШЕГО ПОХМЕЛЬЯ ТЯЖЕЛО. Все вещи, которые я говорил про собственную заинтересованность тут же пропадают. Ты думаешь лишь о том, чтобы поскорее все кончилось. А ведь по утрам всегда играются сказки для детей и это очень непрофессионально. Никогда так не делайте.

СТАВИТЬ СПЕКТАКЛИ ИНТЕРЕСНЕЙ, ЧЕМ ИГРАТЬ В КИНО. Сейчас я нахожусь в профессиональной гармонии с собой, то, чем я занимаюсь приносит мне удовольствие.

Я РЕЖИССЕР, КОТОРЫЙ ОЧЕНЬ ЛЮБИТ АКТЕРОВ. Так как я был по ту сторону баррикад, то всегда буду за артистов. За то, чтобы не ущемляли их права. Но раньше, когда был актером, я не понимал, почему режиссеру могло что-то не нравиться на разборе спектакля, ведь все же хорошо прошло. Теперь же ясно, что внутри актерского коллектива все воспринимается иначе, так что режиссеры нам не врали.

КРИТИКОВАТЬ ТЕХ, КЕМ ТЫ БЫЛ ЕЩЕ НЕДАВНО СЛОЖНО. И я благодарен актерам ТЮЗа за то, что они все поняли и перестроились. Ребята понимают, что правила игры просто поменялись.

НЕЛЬЗЯ БЫТЬ ДЛЯ ВСЕХ ХОРОШИМ. Не получится. Когда ты становишься ответственным за процесс, то кому-то будет нравиться больше, а кому-то меньше. Под всех подстроиться не выйдет.

Подпишитесь на нашу группу ВКонтакте и узнавайте самые актуальные новости Tomsk.ru в соцсетях

Автор: Вячеслав Серов