Интересное

«Кодироваться я пошла, скажем так, нетрезвая»: истории томичей, которые борются с алкоголизмом и побеждают его

21:02 / 11.09.23
2236

Публикуем монологи людей из содружества «Анонимные Алкоголики» о трезвости, страхах и семье

Мы в социальных сетях:

«Я могу сюда прийти унылым, а выйти порхающим», – такими словами заканчивает наш разговор Иван, один из участников содружества «Анонимные Алкоголики» в Томске. Мужчина не скрывает счастья от трезвой жизни. Рядом с Иваном за длинным столом сидят еще около десяти человек. Все они столкнулись с алкоголизмом, признали свое перед ним бессилие и стали посещать групповые встречи в надежде на выздоровление. 

Теперь все эти люди живут трезвой жизнью. Работают, покупают квартиры, машины и заводят семьи. Например, Виктория не пьет уже пятнадцать лет, а Оксана, в день нашего разговора отметила восемь месяцев трезвости. 

Наша журналистка сходила на собрание анонимных алкоголиков в Томске, послушала их рассказы о преодолении этой болезни и задала участникам группы свои вопросы. В День трезвости редакция Tomsk.ru публикует их монологи.

Иван: «Ничто не останавливало: ни бизнес, ни семья, ни дети» 

Моя жизнь разделилась на две части: до того как я пришел в «Анонимные Алкоголики» и после. В прошлой жизни я был запойным алкоголиком, пил до той поры, пока мой организм не говорил, что больше не может это воспринимать. Никто и ничто — ни бизнес, ни семья и дети — не останавливало меня. У меня были все условия, чтобы пить запойно. 

Я переехал жить за город, у меня был огромный дом. Приезжали гости в пятницу, в воскресенье уезжали, а я оставался сам с собой. И так, за употреблением алкоголя, у меня месяц-полтора проходили. Пролетали. Потом начинались отходняки, и я клялся себе, что больше никогда не буду пить. Вот так и крутились эти чертовы колеса пятнадцать лет моей успешности в карьере алкоголика. 

И как-то случайно мне кто-то дал этот номер телефона [содружества «Анонимные Алкоголики»]. К тому времени я уже слышал о двенадцати шагах, но знал, что ничего не помогает. Мои друзья «подшивались», ходили к бабкам — ничего не спасало, все равно начинали пить. И я вот услышал, что есть какие-то двенадцать шагов. Через три года я позвонил по этому номер, понял, что больше не могу [пить]. Не могу и не хочу. Это как раз и был мой первый шаг к трезвости. Я сам своим ходом сюда пришел. И на сегодняшний день я в трезвости девятый месяц. 

За эти девять месяцев со мной произошло столько ярких событий, которые, если поставить на весы, перевесят все, что было в прошлой жизни. Изначально я думал, что сейчас сюда приду, потом с флагом выйду и пойду по жизни, и будет у меня все хорошо. Но это так не работает. Двенадцать шагов, как я потом уже понял, это и есть моя сегодняшняя жизнь. Программа гарантирует мне мою трезвость. Она гарантирует мне радость, свободу и счастье, если я буду делать ее каждый день. 

«Кодироваться я пошла, скажем так, нетрезвая»: истории томичей, которые борются с алкоголизмом и побеждают его

Оксана: «Дело не в алкоголе, а в том, что я не умею жить в трезвости»

Я пью еще со школы. Была очень замкнутым, забитым ребенком, и он мне помогал раскрепоститься. Все это с годами переросло в алкоголизм, который я не признавала. Когда меня кодировали, говорили: «Тебе будет противно смотреть на алкоголь». И самое интересное, что я ходила потом по магазинам, смотрела на водку и думала — да совсем мне не противно. Я реально ждала, когда мне будет противно. 

Изо дня в день ходила, смотрела на алкоголь и проверяла. Выдержала я тогда семь месяцев. Выдержала на страхе. Потому что кодироваться я пошла, скажем так, нетрезвая. После этой кодировки я допила то, что у меня осталось, с мыслью: раз я уже пришла нетрезвая, то какая разница, допью, а завтра уже буду закодированная. Допила и думала, что сдохну. 

Эти дни я боялась умереть. И наверное, так бы и произошло, если бы не отец, который покупал мне кучу лекарств. У меня пульс за 140 зашкаливал. И на этом страхе я продержалась семь месяцев. 

Тогда у меня была работа. Запой случился в очередной отпуск. Именно запой, потому что пила я постоянно. Пила на работе: брала алкоголь с собой, уходила туда, где нет камер, и пила. А удаленка мне вообще развязала руки — пошла в магазин и набрала, никто же не видит. Я работала, я получала хорошую зарплату, мне тогда было проще.

Сейчас я работаю уборщицей и столкнулась с тем, что дело не в алкоголе, а в том, что я не умею жить в трезвости. Все переживания я раньше запивала алкоголем. И вчера я опять испытала страх. Потому что у моего ребенка день рождения, ну, как ребенка — ей 27 лет. Даже когда я бухала, но у меня были деньги, я могла ей подарить что-то, могла прийти нарядной. 

Когда я позвонила дочери и рассказала, что у меня завтра, в ее день рождения, восемь месяцев трезвости, она так посмеялась по-доброму, говорит: «Мам, ну пока такие подарочки». И я поняла, что ей это важнее всего, потому что она больше всего боится, что я выпью. Она все время прислушивается к моему голосу. Если даже я простыла, она мне пишет: «Мама, что у тебя с голосом?». Хотя я думала, что этот страх уже прошел.

«Кодироваться я пошла, скажем так, нетрезвая»: истории томичей, которые борются с алкоголизмом и побеждают его

Татьяна: «Трезвость — это лучшее, что со мной произошло в жизни»

Если честно, я не поняла, как у меня произошел этот перелом. Я пила, пила, а потом просто ушла тяга [к алкоголю], я начала ходить на собрания. В какой-то момент я поняла, что я захожу в магазин, и меня не интересует, в какой стороне находится алкоголь. 

Некоторые говорят, что снятся сны алкогольные. У меня было несколько раз: снилось, как будто я сорвалась и болею с похмелья. Мне так страшно становилось. Потому что я не готова потерять трезвость — это лучшее, что со мной произошло в жизни. Были у меня и кодировки: две недели я могла не пить, и я не ходила раскодироваться, просто наливала и думала: сейчас выпью и посмотрю, что будет. Не останавливал ни ребенок, ни еще что-то.

Стас: «У семьи, наверное, первое желание — избавиться» 

Месяц назад я перестал пить, меня прокапали, я вышел из запоя, но с семьей так и не воссоединился. Я жду, что меня позовут обратно, — а меня не зовут. Хотел бы, чтобы мне сказали: ладно, давай, ты вроде как выздоравливаешь, приходи, и будем надеяться, что все будет хорошо. 

Семье тяжело, наверное, когда человек постоянно пьяный. Мне повезло, я этого не видел от своих родителей, но понимаю, что это ужасно, когда я в таком состоянии. И у них, наверное, первое желание – избавиться. Хочется больше терпения. Я сейчас выздоравливаю и хочу, чтобы меня приняли обратно.