На большую пресс-конференцию президента России Владимира Путина, в которой приняли участие около 1300 человек, из Томска поехали трое журналистов: Марк Минин с телеканала «Томское время», Виталий Кузьмин из ГТРК-Томск и Дмитрий Евсейчук из газеты «Томские новости». Каждый из них ехал в столицу со своим заготовленным вопросом.

Так, журналист Виталий Кузьмин хотел спросить президента о перспективах строительства Северной широтной дороги.

«Частично он был озвучен коллегами с Ямала. У нас периодически по нему возникают новости, область о своей стороны финансирует его иногда, и хочется знать, как федеральные власти смотрят на этот проект, — сказал порталу tomsk.ru Виталий Кузьмин. — Эта дорога — альтернатива федеральной трассе и Транссибирской магистрали, кроме того, она нужна,  чтобы соединить ряд нефтеносных регионов и тех, где есть газ, автомобильным сообщением. И, конечно, с центральными регионами. Для меня ясности в этом вопросе нет, потому что сейчас это претворяется в жизнь на уровне отдельных регионов. Периодически проект включается во всевозможные реестры, но есть приоритетность проектов. И эта очередность расставляется больше на уровне правительства, и мнение президента было бы интересно услышать. Сам по себе проект дорогостоящий, и регионам одним это не подтянуть. В Томской области протяженность 200 или 300 километров, и за свой счет мы вряд ли их построим. Хотелось знать, рассматривается ли этот проект вообще. Есть министерство по развитию Дальнего Востока и Сибири в том числе, вписывается ли эта дорога в концепцию развития Дальнего Востока и Сибири, и если да, то в какой очередности».

У политического обозревателя «Томских новостей» Дмитрия Евсейчука вопрос был более глобальный, в прямом смысле идеологический.

«Во времена СССР идеологей страны было построение социально справедливого общества. В данном случае коммунизм, — рассказал Дмитрий. — В постсоветской России по Конституции государственная идеология запрещена. Тем не менее, идеология была, и суть идеи состояла в том, чтобы построить процветающее государство по западному образцу. То есть на основе неолиберальной идеологии и свободного рынка. Но на практике эта модель привела к огромному социальному расслоению, которое еще больше разъединило общество. А нужна объединяющая идея. Есть ли такая объединяющая идея? И вот вопрос заключался в следующем: есть ли у России сейчас национальная идея, позитивный образ будущего, как это называется у социологов, который бы объединял население, граждан, и если есть, то в чем заключается. Куда идем, какое общество хотим построить».

Журналисты рассказали, что никакого определенного отбора вопросов на пресс-конференции не было. Не требовалось и озвучивать свои вопросы заранее или предоставлять их Дмитрию Пескову письменно.

«Отбора не было. Мы с Марком Мининым сидели в секторе, где на людей не обращали внимания, как бы они ни пытались, — рассказал Дмитрий Евсейчук. — Это был крайний сектор, Путин в другую сторону смотрел, не на нас. Так сидел. Из нашего сектора, может быть, одного человека только спросили. Для того, чтобы занять те места, где можно внимание привлечь, люди за три-четыре часа до начала приходили и стояли в очереди в зал. Я пришел за 1,5 часа до начала, и когда зашел, места были только сзади и с краю».

Виталий Кузьмин добавил, что на хороших местах — в передних рядах и прямо перед президентом, сидели представители федеральных средств массовой информации.

«Я сидел недалеко от Марка и Димы, — пояснил Виталий Кузьмин. — Первые ряды предназначены для федеральных СМИ. Это нормально. В этой связи регионалам достаются места если не на галерке, то во второй половине зала. Мне кажется, что у всех были равные шансы задать вопрос. Кому-то повезло, кому-то нет. Владимир Путин смотрел туда, и Дмитрий Песков туда тоже смотрел, из нашего сектора вопрос все же был. Но вообще там были 1300 человек, и рассчитывать, что многие зададут вопросы, не приходилось».

Журналисты также отмечают, что спрашивающих в зале выбирал в основном Песков, но президент не всегда с ним соглашался.

«Песков рядом сидел и показывал на журналистов, кто задает вопрос сначала, — рассказал Дмитрий Евсейчук. — Начал с кремлевского пула, потом перескочил на региональных. Несколько раз было, что Песков показывал на одного журналиста, а Путин выбирал другого. Путин сам выбирал, причем довольно много выбрал сам. Я практически уверен, что никакого заранее составленного списка не было. Но наверняка был ряд вопросов, который кремлевский пул обязательно должен был задать».

На прямой трансляции события было видно, что когда президент Владимир Путин завершил пресс-конференцию, к нему пошла большая толпа журналистов.

«Очень многие к нему пошли, — вспоминает Дмитрий Евсейчук. — Знали, откуда вышел и куда пойдет. В конце пресс-конференции, когда люди поняли, что каждый вопрос может стать последним, тогда стали на кресла вставать, чтобы внимание Владимира Путина привлечь. А когда сказали, что это последний вопрос, часть журналистов побежали к тому проходу, по которому он возвращался. Есть шанс привлечь его внимание вблизи,  и он может остановиться и ответить на один-два вопроса. И кому-то удалось через помощника ему что-то передать».

Несмотря на то, что задать свои вопросы президенту у томских журналистов так и не получилось, впечатления от пресс-конференции у них остались в целом положительные.

«Для меня это не первое мероприятие такого рода, — поделился Виталий Кузьмин. — В ежегодной пресс-конференции я принял участие впервые, а на других информационных площадках с Владимиром Путиным приходилось бывать и раньше, в том числе и в других регионах. По моим ощущениям, на этой пресс-конференции времени не хватило, времени было больше раньше, и регионам уделялось больше внимания. Сейчас, в связи с внешнеполитической обстановкой, больше времени уделялось именно вопросам по внешней политике, и это закономерно. Однако регионам можно было больше времени отвести». 

Наталья Чалык