В Томске есть своя Немезида. И «живет» она на Соляной площади, на крыше одного из красивейших зданий города. В свои «немного за 110» богиня в хорошей форме и успела повидать немало интересных, выдающихся личностей. Речь идет о статуе богини возмездия, установленной на здании областного суда. Что бы рассказала каменная Немезида, если бы могла говорить? Наверное, речь пошла бы о людях, связанных со зданием суда.

Территория Кухтериных

Фамилия Кухтериных у томичей на слуху больше века. Многим члены этой семьи известны как богатые купцы и меценаты. Династия берет начало в XVII веке, со времени переселения в Сибирь государевых ямщиков, в числе которых были и предки Кухтериных. Позже ямщики Кухтерины стали заниматься частным извозом, грузоперевозками. При одном из представителей семейства, Евграфе Николаевиче, произошел расцвет династии. Сметливый Евграф в свое время понял, что с развитием пароходства, извозом лучше заниматься в Томске. А тут еще добавилось строительство Транссибирской магистрали, которое, как поговаривают, не без вмешательства купцов-извозчиков, обошло наш город стороной. Пока решались вопросы с увеличением числа пароходов и прокладкой томской ветки железной дороги, кухтеринские лошадки приносили своим хозяевам миллионы.

Немногие знают, что благодаря Кухтериным, оборот капитала которых даже после революции 1917 года составлял до пяти миллионов рублей в год, центр Томска приобрел современный вид. Здание художественной школы № 1, мэрия  — все это было построено по заказу Кухтериных. Да и корпуса спичечной фабрики строились для этой семьи.

1891 год. Торговый дом «Евграф Кухтерин и сыновья» подал прошение в городскую управу о разрешении построить кладовую с подвалом. Прошение было удовлетворено.

1896 год. Городские власти приняли решение строить здание окружного суда. Однако денег в казне на это хорошее дело не хватило. Строительство не было начато.

1897 год. Один из Кухтериных, Алексей Иванович в этом же районе решил обустроить усадьбу. И подал заявку в управу о постройке в районе Соляной площади деревянного здания на каменном фундаменте для прачечной и бани. Брандмауэр — глухая каменная стена постройки, которая должна была сберечь ее от пожаров, кстати, там сохранилась до сих пор.

Зная о том, что городу нужно здание окружного суда, но его не могут построить из-за отсутствия средств, Кухтерин предложил за счет средств торгового дома выстроить его в пределах своей немаленькой усадьбы. Городская управа согласилась.

Любовь и суд

Проект будущего здания суда Кухтерины заказали у Константина Лыгина. К тому времени он был, как бы сейчас выразились, VIP-архитектором. И давним знакомым купеческой семьи, которая не раз обращалась за разработкой проектов к этому легендарному человеку. Он действительно был легендарным. Про Лыгина сказывали, что в молодости он покорил сердце девушки обещанием построить целый город в ее честь. Так и случилось. Самые красивые в Томске старинные здания из красного кирпича и песчаника — его реализованные проекты. Они легко узнаваемы, так как имеют общие черты.

Большинство домов — заказы богатейших купцов конца XIX — начала XX века. Они выискивали способы перещеголять своих коллег красотой домов и усадеб, а элитных архитекторов в городе было мало. Шли чаще всего к Лыгину.

Архитектор всегда выполнял свои проекты с особой тщательностью. Чего уж говорить — за сто с лишним лет здания, спроектированные Константином Константиновичем, до сих пор отлично выглядят. То же самое было и с проектом здания суда — мастер работал над ним долго и кропотливо несколько лет.

1902 год. В присутствии губернатора князя Сергея Вяземского был заложен фундамент здания суда. Через полтора года строительство было закончено. Стоимость строительства составила примерно 150 тысяч рублей.

На сайте областного суда приводится цитата из популярной тогда газеты «Сибирская жизнь». В день открытия здания журналисты восхищались им:

«Здание суда производит очень хорошее впечатление: и внешний вид его, и внутреннее убранство, за самым небольшим исключением, не оставляет желать ничего лучшего. Помещается теперь суд в прекрасной архитектуре — каменном доме, на крыше которого поставлена статуя богини Немезиды, а над самим подъездом зерцало с короной и надписью золотыми буквами «закон».

Любопытно, что томскую Немезиду легко спутать с Фемидой, ведь у богини возмездия с крыши областного суда кроме карающего меча есть и весы. Они означают, что если наказание последует, оно будет справедливым.

«Здание было запроектировано архитектором Г-образным в плане объемом со «скошенным» углом. Главный фасад Константин Лыгин выполнил симметричным, расположив центральный ризалит по оси примыкающей улицы, замкнув им ее перспективу. Внешнему облику архитектор придал «ренессансно-барочную» эклектическую трактовку, использовав трехчетвертные колонны дорического ордера, «флорентийские окна» и полукруглый фронтон по центру. Угловая часть украшалась балконом и треугольным фронтоном...»,  — такая цитата приводится на сайте суда.

В подвале здания размещались комнатки для служителей и охраны суда. На первом этаже, слева от входа была камера прокурора, а справа — гражданское отделение. В этом отделении находился большой зал заседаний суда, канцелярия и кабинет товарища, то есть, заместителя председателя суда.

«Слишком мало, по нашему мнению, отведено места для посетителей...», — писала «Сибирская жизнь».

Этажи соединялись и соединяются сейчас широкой лестницей, которая разделяется надвое. В месте разделения был установлен бюст Александра II. Вероятно, памятник императору в начале XX века был поставлен в память о его судебной реформе.

А вот на втором этаже размещались кабинет председателя суда, его канцелярия, кабинет членов суда, зал общих собраний и уголовное отделение. Зал заседаний на втором этаже вмещал 250 человек. Как и многие административные здания Томска того времени, суд освещался уже электричеством.

До 1915 года Кухтерины сдавали это здание суду в аренду. Освещение и отопление обеспечивал владелец постройки. 1 сентября 1915 года купцы продали постройку Министерству юстиции за 235 тысяч рублей.

Непростые осужденные

Уже в первые годы работы окружной суд Томска рассматривал дела будущих известных революционеров. Одним из них был самым знаменитым Сергей Костриков, который вошел в историю под псевдонимом Киров.

Бывший чертежник томской городской управы и слушатель лекций Технологического института Костриков не раз попадал на скамью подсудимых. В 1905 году он был арестован за организацию демонстраций. Но после выхода из тюрьмы продолжил революционную деятельность.

1907 год. Томский окружной суд приговорил Кирова к трем годам заключения в крепости за распространение нелегальной литературы. Однако через полтора года Сергей Костриков был освобожден и уехал во Владикавказ. Там он поднимался на Казбек и Эльбрус, писал статьи и рецензии на спектакли местного театра.

1912 год. Кирова этапировали в Томск по делу о нелегальной типографии. Он снова переступил порог окружного суда. Однако полицейский пристав, главный свидетель по делу, не узнал Сергея Мироновича, и революционер был оправдан. В Томск Киров больше не возвращался.

1910 год. На скамье подсудимых оказался Валериан Куйбышев. Тот самый, чье имя носил ТГУ в советское время. Для него этот судебный процесс был не первый, но в здание Томского окружного суда Валериан попал впервые именно в 1910 году. Его судили, как и Кирова, за распространение нелегальной литературы и переписку с революционными студентами из разных городов. Хотя губернатор подал ходатайство об оправдании Куйбышева, революционера сослали в Нарым. Карцер, в котором он и другие деятели революции отбывали срок в ужасных условиях — теперь часть музейного комплекса.

В одном из самых известных мест ссылки, удаленном от крупных поселений, Куйбышев устроил первомайскую демонстрацию. И за это опять попал в здание Томского окружного суда. Случилось это в 1913 году. Вместе с Валерианом Владимировичем были осуждены другие большевики.

Немезида уходит в отпуск

События после октября 1917-го в Томске развивались куда уж более драматично. Власть в городе переходила из рук в руки. Примерно к 1920 году органы власти нового государства смогли полноценно заработать. Здание, где судили видных революционеров, превратилось в территориальный орган ЧК. Возглавил Губчека Александр Шишков, человек с непростой судьбой. В 1911 году Шишков попал в Нарым за революционную деятельность в Нижнем Новгороде. Кстати, он отбывал наказание в том же карцере, что и Куйбышев. Его соседом был Яков Свердлов, будущий председатель ВЦИК и формальный глава СССР. Шишков помог бежать Свердлову.

Позже Шишков участвовал в установлении советской власти в Сибири, затем, когда она была свергнута, перебрался в Москву, там служил в органах внутренних дел нового государства. Позже Шишков возглавил ЧК Украины. После восстановления в Сибири советской власти, вернулся и здесь занимался организацией работы чрезвычайных комиссий. Томским Губчека Шишков руководил недолго. В 1920 году он погиб во время белогвардейского мятежа при невыясненных обстоятельствах.

С 1922 по 1926 годы в здании находился региональный отдел Государственного политического управления — правопреемницы ЧК. Затем постройка снова стала работать по первоначальному назначению — как постоянная судебно-кассационная сессия Сибирского краевого суда, а потом и как Томский окружной суд.

1929 год. Здание бывшего суда передали под учреждения образования. Тем не менее, Немезида на крыше никуда не делась.  В разное время в помещениях бывшего суда располагались техникум цветных металлов и золота, горно-металлургический, коммунально-строительный техникумы.

В июле 1941 в здании открылся эвакогоспиталь. Там он находился до начала 1942 года. Затем надолго здание было передано в пользование эвакуированным из европейской части России предприятиям. Позже они вошли в состав «Сибкабеля».

1952 год. Чтобы готовить кадры для предприятия, в левом крыле открыли Электромеханический техникум. В 1960 году здание было полностью передано образовательному учреждению. Техникум в здании областного суда находился до 1996 года.

Что же было с судом? На десятки лет он переехал в здание бывшей хоральной синагоги, что на улице Розы Люксембург. В 1995 году губернатор Виктор Кресс распорядился вернуть здание религиозному учреждению. Переезд областного суда проходил постепенно и завершился только к 1999 году.

2001 год. Немезида ушла в отпуск. Через год обновленную статую вернули на прежнее место. Теперь она вновь следит за исполнением правосудия.

Памятник правосудию

Здание суда еще с 1978 года было объявлено историко-революционным памятником местного значения. В 1990-е постройку признали памятником архитектуры федерального значения.

Тем не менее, памятник, как и более века назад, «работает» по назначению. Старушка Немезида, как и прежде, наблюдает за тем, как в стены ее храма приходят разные люди для того, чтобы добиться справедливости или наоборот — получить наказание. И неважно градоначальник это или сельский житель. Закон для всех один. И каменная богиня это прекрасно знает.

Владислав Пирогов