В Пушкинской библиотеке прошел социальный проект «Лицом к лицу», посвященный разрушению стереотипов в современном обществе. Герои проекта рассказали людям о том, что чувствует девушка-мусульманка, когда в след ей кричат «террористка», как живут глухие люди в мире слышащих и о многом другом. Корреспондент Tomsk.ru посетила проект «Лицом к лицу» и выяснила, какие стереотипы существуют в современном мире.

«Мы очень долго выбирали, каких людей стоит пригласить на встречу в качестве спикеров. Определяли, о каких стереотипах следует сказать в первую очередь», — рассказывает организатор проекта, ответственный секретарь Молодежного парламента Томской области Константин Олехнович. 

Всего для проекта отобрали десять человек — носителей определенных стереотипов. Они рассказали свои истории и поделились жизненным опытом. Две истории запомнились особенно.

Анна, человек с нарушением слуха

У Анны четвертая, последняя степень тугоухости, следующая — глухота. Сейчас она без слухового аппарата слышит только очень громкие звуки, а когда разговаривает, ее речь звучит как будто с акцентом — всё потому, что Анна не в полной мере слышит свою речь. Многие, кто не знаком с ней близко, даже считают, что она иностранка — часто принимают за француженку.  Несмотря на эту особенность, Анна живет полноценной жизнью, помогает другим людям с нарушением слуха жить в мире слышащих людей и пытается сделать Томск более доступным и интересным для глухих и слабослышащих  людей.

«Глухоту невозможно выявить на УЗИ, когда ребенок еще находится в животе у матери, она не выявляется анализом крови, и мать узнает, что ее ребенок не слышит только тогда, когда он уже родился. Большинство таких детей рождаются в слышащих семьях», — рассказывает Анна.

Такого ребенка определяют в коррекционный садик. Там он осваивает русский жестовый язык. Но есть одна большая проблема, с которой такой ребенок сталкивается позже: в томской школе для детей с нарушением слуха далеко не все учителя и сотрудники свободно владеют русским жестовым языком.  Там для глухих детей проводят занятия преимущественно на вербальном языке, то есть, их стремятся обучать практически так же, как и слышащих.

«У глухих детей изначально сохранен интеллект, но чтобы они усвоили информацию, ее необходимо объяснять очень подробно и с помощью их родного языка — жестового. Такому ребенку нужно дать знания, которые позволят ему дальне жить на одном уровне со слышащими людьми, однако этого не происходит. Поэтому когда наконец глухой ребенок оканчивает школу, словарный запас у него очень небольшой, как и объем знаний. Дальше он чаще всего идет в Томский техникум социальных технологий, где есть сурдопереводчик, там он может выучиться на швею, обувщика, рабочего зеленого хозяйства, оператора ЭВМ или парикмахера. Но скажите, много ли вы знаете салонов, в которых работают глухие парикмахеры? Да и другим работодателям такие специалисты чаще всего не нужны».

Анна добавила, что при большом желании глухого человека можно устроить на работу дворником, уборщицей или упаковщиком. И основной общественный стереотип в конце этой истории складывается такой, что все глухие люди — неполноценны. Они не могут жить и работать наравне со слышащими людьми, они инфантильные, без каких-либо хобби и увлечений, хотя это не так.

«Я хочу донести до людей, что глухие также могут работать наравне со всеми. Просто,  для начала в таких людей нужно вложить больше сил. В России живут глухие люди, они художники, научные сотрудники, программисты и так далее. В Томске пока с этим печально, потому что есть ряд вопросов, которые необходимо решить. Если обычные люди будут понимать, что при общении с глухим не надо кричать, а просто четче артикулировать и строить короткие предложения с простыми словами, это уже будет хорошо», — подытожила Анна. 

Назым, мусульманка

Назым — 17 лет, она учится в ТГУ на факультете журналистики, по выходным она ходит в кино, гуляет с друзьями, но от других людей она отличается тем, что голова ее покрыта платком, девушка не имеет вредных привычек, потому что она — мусульманка.

Назым добровольно покрыла голову платком в прошлом году, то есть, призналась людям в том, что она мусульманка.

«Многие люди, увидев меня на улице, даже не подумают, что я хожу на карате, смотрю современные сериалы, читаю фантастику. Иногда меня спрашивают, не бьет ли меня муж, хотя мне всего 17 лет. Конечно, я никого не виню за такое поведение, потому что считаю, что именно так мусульман изображают СМИ. Например, в каждом новостном выпуске говорят про запрещенные организации, и в последнее время считается, что если ты мусульманин — значит, ты террорист. Но это не так», — рассказала девушка.

Назым вспоминает: однажды был случай, когда прохожие на улице стали кричать ей об этом в след. Было неприятно.

«Вот тогда я поняла, что пора что-то менять в сознании людей, — сказала Назым. — Моя религия очень гуманна и миролюбива. Да, среди мусульман есть те, кто неправильно трактуют эту религию. Это те люди, которые не изучали ее, а приняли как данность», — прокомментировала девушка.

Из-за таких стереотипов, говорит Назым, она должна постоянно оправдываться перед обществом за то, что она мусульманка, объяснять, что в ее сумке не лежит бомба, что она такой же человек, как и все остальные.

«Меня всегда терзали вопросы о том, для чего я живу, в чем смысл страданий, болезней, бедности? В чем смысл жизни? И когда я пыталась найти ответы, то поняла, что живу для того, чтобы придерживаться определенного образа жизни: совершать добро. Отказываться от религии из-за того, что люди называют меня радикалкой, я не буду. Но буду стараться своими поступками менять мнение людей. Я и журналистом решила стать для того, чтобы научиться рассказывать людям истории о жизни. И делать это так, чтобы они поняли: жизнь гораздо шире и интереснее тех стереотипов, которые в ней сложились», — рассказала Назым.