Дефолт 1998 года стал одним из сильнейших экономических потрясений в истории России. 17 августа 2018 года исполняется двадцать лет со дня, когда Сергей Кириенко, возглавлявший тогда правительство, озвучил ряд мер, «направленных на нормализацию финансовой и бюджетной политики». По сути, эти меры означали дефолт и девальвацию рубля.

В России слово «дефолт» стало синонимом любого экономического кризиса. Под ним подразумевают падение уровня жизни, инфляцию, безработицу и бедность. Но у дефолта 1998 года есть однозначное отличие от других кризисов.

Дефолт — это невыполнение обязательств по договору займа. И двадцать лет назад государство, действительно, не смогло рассчитаться по долгам. Российский дефолт уникален тем, что он был объявлен по внутреннему долгу. В мировой истории много случаев, когда страны не платили внешним кредиторам, но полный отказ от внутренних обязательств — явление единичное.

Фактически это означает, что вложения в государственные краткосрочные облигации (ГКО) моментально обесценились, и люди потеряли свои сбережения. У дефолта 98 года было несколько экономических предпосылок:

  • Дефицитный бюджет — в 1997 и 1998 годах расходы государства значительно превышали доходы. Это признак слабой, несбалансированной экономики.
  • Искусственное удержание завышенного курса национальной валюты — рубль удерживался в узких границах валютного коридора. Так пытались снизить инфляцию: за счет сильного рубля импортные товары стоили относительно дешево. На сохранение валютного коридора Центробанк тратил значительные средства.
  • Азиатский финансовый кризис — в 1997 году страны Юго-Восточной Азии столкнулись с экономическими проблемами, постепенно кризис охватил весь мир, в том числе и Россию.
  • Снижение цен на нефть — увеличение объемов добычи нефти странами ОПЕК и снижение спроса из-за мирового финансового кризиса привели к падению цен на нефть почти в два раза.

Но главная причина дефолта — выпуск ГКО по принципу финансовой пирамиды. Дефицит бюджета покрывался выпусками облигаций, которые скупали россияне и иностранные резиденты. Чтобы увеличить привлекательность облигаций их доходность завышалась до 100-150%, а выплаты обеспечилась выпуском новых облигаций.

Эта финансовая политика, с одной стороны, увеличивала отложенную нагрузку на бюджет из-за растущих, как снежный ком, процентов по ГКО, а с другой — ограничивала экономическую активность в стране: заниматься производством товаров и услуг не имеет смысла, если можно вложить капитал в государственные облигации под 150%.

Когда накопилась критическая масса процентов по ГКО, государству оказалось проще объявить дефолт, чем исполнять обязательства. Это запустило ценную реакцию во всей национальной экономике: все, кто наделся получить выплаты, разорились.

Тогда и сейчас

Сегодня глобальная ситуация чем-то похожа на ту, что была двадцать лет назад. Развивающиеся страны на грани кризиса, нефть нестабильна, доллар растет. Для России ситуация усугубляется экономическими санкциями. Но в сравнении с преддефолтным состоянием, все не так плохо:

Подробнее прочитать про дефолт 1998 года и другие экономические кризисы можно в наших материалах: «В ожидании дефолта: что будет с российской экономикой» и «Как кризисы формировали финансовую систему России».

Виктор Тарасенко