Источник фото: Личный архив Алексея Гетунова
Истории

«Кто-то решит выехать на «встречку» – и все»: почему житель Томска жалеет, что он выжил в ДТП

13:00 / 05.04.23
7788

Страшная авария произошла в январе 2022 года

Мы в социальных сетях:

«Перед глазами была черная картинка, а в голове мысль: “Чего я так долго не просыпаюсь, скоро же на работу вставать?”», – 46-летний Алексей Гетунов описывает 10 дней своей жизни между тем, как он задремал в машине, и проснулся в больнице.

Этот период Алексей провел в коме. Во время нее и несколько дней после томич не мог говорить, самостоятельно дышать и есть. При этом он отчетливо осознавал себя даже в «отключке».

Но вот память подводила. Уже очнувшись, Алексей не мог вспомнить, что произошло и почему он в больнице. Восстановить в сознании фрагменты того дня не удалось и полтора года спустя. Зато до сих пор дают о себе знать многочисленные травмы.

«У меня были сломаны правая рука и нога, левая ключица, правая бедренная кость, ребра по обе стороны, челюсть, раздроблен таз. Ребра впились в легкое, поэтому я не мог сам дышать – лежал под ИВЛ. Есть я тоже не мог, мне трубку вставляли в нос и через нее подавали питание. И говорить не мог, потому что мне разрезали трахею. Единственное, что я мог – просто лежать на спине. Если мне что-то надо было, я левой рукой махал и ею на листочке писал записку. Еще у меня было сотрясение мозга, из-за которого я не помню, что произошло. И я не мог вспомнить какие-то мелочи. Например, пин-код от телефона», – говорит Алексей.

Впереди его ждали длительное лечение и несколько курсов реабилитации. Некогда абсолютно здоровому человеку, каким себя помнил Алексей, пришлось заново учиться ходить.

«Сначала я лежал в реанимации. Когда отключили от ИВЛ, начал дышать. После этого было три или четыре операции. Потом меня перевели в ортопедическое отделение, там была операция на ноге. Потом меня выписали. Я уже мог ходить на ходунках. Даже до туалета сам доходил. Примерно через неделю после этого был первый курс реабилитации, потом перерыв и второй курс. Я учился ходить с костылями, разрабатывал руку, мне делали массаж. Сейчас в больницу не хожу. Потому что не вижу смысла лечиться. Думаю, лучше мне не станет», – говорит Алексей.

Сейчас он ходит с палочкой. На месте его правого тазобедренного сустава – протез, в правой руке стоит штифт, левую ключицу поддерживает железная пластина. За последние полтора года Алексей сильно похудел.

«Одна рука до сих пор полностью не поднимается. Она, как и нога, постоянно немеет, если пару часов не двигаться. В общем, что-то теперь постоянно болит. Но это неважно. Я привык», – говорит Алексей.

«Я был самым счастливым человеком на свете»

Алексей родом из Прокопьевска. В молодости он поступил в ТИАСУР, где выучился на программиста. Со своей супругой Татьяной он познакомился в студенческие годы. Она тоже родилась в Кемеровской области, училась в ТГУ на юриста.

Они встретились в одном из поездов, когда возвращались домой после очередной закрытой сессии. Знакомство обернулось замужеством и, в конце концов, рождением долгожданного сына Ильи в 2012 году.

«У нас долго детей не было. А я очень сильно их люблю. Мы лечились, обследования делали, ездили к народным целителям, колдунам, но ничего не помогало. Потом решили сделать ЭКО. Опять лечились, опять сдавали анализы, сделали ЭКО, и у меня родился сын. Я был самым счастливым человеком на свете», – рассказывает Алексей.

Тогда Алексей был абсолютно здоров, ему нравилось заниматься с семьей активными видами спорта. 

«Мы любили на лыжах кататься, на велосипедах, на самокатах. Ходить на рыбалку, за грибами, в баскетбол поиграть, в волейбол. А сейчас, конечно, я уже не смогу все это делать», – говорит Алексей.

Возвращение домой

На зимних каникулах в 2022 году Алексей, Татьяна и Илья поехали в Прокопьевск навестить тетю главы семейства.

«Она заболела. Мы поехали к ней, чтобы чем-то помочь: она плохо ходила. Ходунки ей купили, телефон, что-то еще – уже не помню. А 10 числа нужно было на работу выходить. Днем 9 января мы выехали домой», – вспоминает Алексей.

Первую часть пути автомобилем управлял он. Где-то в районе Юрги Алексей почувствовал, что устал. За руль села жена. Томич говорит, что до дома оставалось буквально 90 километров. На улице был всего -1С°. Дорога была скользкая и загруженная, автомобили двигались медленно, в колонне, друг за другом.

В какой-то момент Алексей задремал. Он не помнит, как около 17:30 на 35-м километре дороги «Подъезд к Томску» на встречную полосу выехал водитель Toyota Camry. И как его супруга скончалась на месте, а девятилетний сын – по дороге в больницу.

«Когда я очнулся, я ничего не знал. Я не понимал, почему я здесь, почему я не дома. Я помню, что мы ехали домой. Уже в больнице после комы мне рассказали врачи, что произошло ДТП. Я лежал и думал: «Если я живой, то моя семья тоже жива. Где-то в соседней палате лежат». Потом ко мне в гости пришел двоюродный брат и рассказал, что жена и сын погибли», – говорит Алексей.

Как рассказывает томич, то, что он выжил – абсолютное чудо, и никто не верил, что после такого кто-то может уцелеть.

«Мне в больнице говорили, что я счастливый человек, выжил в такой страшной аварии, якобы у меня есть ангел-хранитель. Всю эту чушь мне говорили, а я слушал и думал: “Какой же я счастливчик? Если бы я со своей семьей умер, это было бы хорошо. То, что я выжил – мне сильно не повезло”», – считает Алексей.

Компенсация смерти

Спустя три с половиной месяца, когда Алексей более-менее пришел в себя, он впервые встретился с водителем Toyota Camry.

«Он предложил мировое соглашение. А я тогда не знал, что произошло. Я понимал, что человек не специально ДТП совершил, но я не знал, чья вина. Думал: может быть, моя жена что-то нарушила, скорость превысила. На мировое я согласился. Он мне выплатил денежную компенсацию 2,8 млн рублей», – говорит Алексей.

Второй раз их встреча состоялась уже в суде.

«И я понял, что эти деньги он передал, чтобы закрыть уголовное дело. Как только он получил расписки от меня, стал подавать ходатайство о закрытии уголовного дела за примирением сторон. Но прокуратура отказалась это делать», – рассказал Алексей.

После этого он отказался от денег, но виновник ДТП не захотел брать их обратно. При этом, как говорит Алексей, сейчас водитель Toyota Camry постоянно упоминает о том, что у него трудное финансовое положение.

«Тогда забери эти деньги обратно, только не надо постоянно говорить, что твоему ребенку есть нечего», – говорит Алексей.

Смягчающие обстоятельства смерти

Еще месяца через полтора Алексей внимательно ознакомился с материалами уголовного дела. Оказалось, что его супруга не была виновна в ДТП.

Как рассказывает томич, водитель Kia Rio, который не причастен к аварии, пошел на обгон фуры. Он успел завершить маневр и перестроился в свою полосу. А водитель Toyota Camry пошел на обгон прямо за ним. Судя по всему, он не видел, что происходит на дороге и движется ли кто-то по встречной полосе. Так и произошло смертельное столкновение.

«А с ним все хорошо. Он не пострадал, у него нет переломов и сотрясений, у него все хорошо. В октябре в Юрге суд признал его виновным по статье за нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц. Ему назначили очень мягкий приговор: 2,5 года в колонии-поселении. После этого он решил, что этот приговор его не устраивает и подал апелляцию с требованием дать ему условный срок. Апелляционный суд был в феврале этого года в Кемерове. Он оставил приговор без изменений. Но обвиняемый на этом не успокоился. Сейчас он подал в суд следующей инстанции, чтобы ему дали условный срок», – говорит Алексей.

Он считает, что наказание за гибель двоих людей, один из которых – ребенок, слишком мягкое.

«Я изучил много похожих дел. В них нет таких сроков. Он убил мою супругу, моего маленького сына, я теперь инвалид…  Обычно за такие дела дают 3,5-4,5 года», – говорит Алексей.

Как считает томич, причина этому – куча смягчающих обстоятельств в деле.

«Написано, что при ДТП он оказывал помощь пострадавшим. Но трое очевидцев, с которыми я беседовал, это не подтверждают. Они говорят, что он просто стоял на обочине и ничего не делал. Но свидетельские показания у очевидцев не брали. Только водитель фуры давал показания сразу после аварии. Получается, суд просто принял на веру то, что им сказал виновник», – говорит Алексей.

По его словам, среди смягчающих обстоятельств есть и такие: водитель Toyota Camry признал вину; содействовал раскрытию преступления; имеет маленького ребенка и пожилых родителей, которые нуждаются в его помощи; был волонтером и донором.

«В приговоре написано, что отягчающих обстоятельств нет, но есть куча смягчающих. Мне кажется, в реальной жизни такого не бывает: погибли люди, а у тебя 10 смягчающих и ни одного отягчающего. Не бывает в жизни чего-то абсолютно черного или абсолютного белого. Как правило, что-то серое. Судя по тому, что написано в приговоре, суд принял сторону виновника ДТП на все 100%», – считает Алексей.

При этом, по его словам, очевидцы происшествия сообщают: и «легковушки», и грузовики ехали вдоль трассы медленно. Один водитель Toyota Camry мчался и обгонял каждую машину, выезжая на встречную полосу.

Жизнь после смерти

За два года до аварии у Алексея умерли мама, отец и теща. А через полгода после смерти жены и сына мир покинула тетя, к которой он ездил на новогодних каникулах.

«Братьев и сестер ни у меня, ни у жены нет. У меня никого не осталось. У меня нет сил жить. Когда я вышел из больницы, были мысли: может, я смогу дальше жить, у меня еще будет семья. Но потом я понял, что ничего у меня не будет. Думаю, я остался жив только по одной причине: мне нужно доделать некоторые дела. Раздать все вещи друзьям, игрушки отдать в садик, для школы, в которую сын ходил, что-то сделать, тетю похоронить. Сейчас я жду, когда закончатся суды. Если я не буду подавать апелляции, присутствовать на суде и возражать против того, чтобы ему дали условный срок, думаю, что я доделаю дела, а дальше не вижу, как буду жить. Смысла нет никакого», – говорит Алексей.

Сейчас он собирает вещи и относит их в церковь для малоимущих. Детские игрушки отдает в садик, куда ходил сын. Для малышей он купил интерактивные панели и пол. Теперь, как говорит Алексей, «детишки с удовольствием делают зарядку». 

В школу, где учился Илья, томич купил интерактивные панели, ноутбуки, принтеры и проектор. Он также поставил памятники сыну, жене и теще. Иногда ходит на кладбище.

«Я все помню: помню, как у меня сын родился, как я на ручках его качал, как мы день рождения справляли, гуляли вместе, ездили в отпуск, в Сочи, во Вьетнам, на Кипр. На рыбалку ездили вместе – я все помню. У меня была счастливая семья. Я был счастлив. И я это понимал. Когда у меня умерли родители, я понял, что жить надо для своих. Для жены и сына, потому что у меня ничего не было кроме них. Я старался что-то для них делать», – рассуждает Алексей.

Сейчас он продолжает искать очевидцев ДТП, чтобы полностью восстановить все детали происшествия. Если вы стали свидетелем этой страшной трагедии, сообщите об этом по номеру: 8-923-440-33-77.

«Много смертей на дорогах стало. Может быть, я не замечал этого раньше. Мне кажется, сейчас это очень явно. Я хотел бы сказать, чтобы люди не ездили куда-то лишний раз. Особенно, в плохую погоду. Лучше дома посидеть. Лучше никуда не ехать. Будешь целее. Даже, если ты едешь по всем правилам, ничего не нарушаешь, ничего не превышаешь – нет. Ты можешь быть вообще ни в чем не виноват. Кто-то решит выехать на «встречку» – и все», – говорит Алексей.