История одной профессии

«Бесячие зрители — это тоже театр»: актер Роман Колбин о жизни вне работы, неточных актерах и интуиции. История одной профессии

20:03 / 29.09.23
2048

Пообщались о театре, отдыхе и умении переключаться

Мы в социальных сетях:

Сложно представить, что в детстве актер Томского Театра юного зрителя Роман Колбин картавил и смущался во время своих первых выступлений. Со временем речь стала гораздо лучше, а желание играть на сцене становилось только сильнее. Изначально Роман хотел поступать на журналиста или филолога, но участие в театральной студии в Дворце творчества и молодежи сделали свое дело.

В мае 2012 года он отправился в Москву, чтобы пройти вступительные туры в ГИТИСе, где он и оказался на курсе советского и российского актера Владимира Алексеевича Андреева. Впрочем, столичная карьера не оправдала ожиданий молодого актера, поэтому он вернулся в Томск, где и начал работать в ТЮЗе.

Мы встретились с Романом и поговорили о том, чем могут раздражать другие артисты, почему жизнь вне театра — это важно и какие отношения между актерами и зрителями переходят все грани. Перед вами история одной профессии.

«Бесячие зрители — это тоже театр»: актер Роман Колбин о жизни вне работы, неточных актерах и интуиции. История одной профессии

ВСЕ БЫЛО НЕОБЫЧНО. Москва, театральный институт. Ты встречаешь людей, которых видел только по телеку. Это все казалось какой-то сказкой, но она происходила на самом деле.

ПОСЛЕ ПЕРВОГО КУРСА Я ХОТЕЛ ОТЧИСЛИТЬСЯ. Потому что у меня в Томске была первая любовь. А отношения на расстоянии — это тяжело. Я ни о чем не жалею, но эта история не продержалась долго. Да и первый курс — это когда ты один, в другом городе с маленькой стипендией. Очень много стресса. Но никаких документов я в итоге не забрал.

Я ПОНЯЛ ИНТЕРЕСНУЮ ШТУКУ об отъезде из родного города. Тебе кажется, что жизнь тут останавливается, а ты существуешь в ожидании встречи с друзьями и семьей. Но после первого семестра я приехал и увидел, что без меня тут все в порядке. У людей продолжается жизнь. Ты где-то далеко страдаешь и скучаешь, а ребята тут живут, у них тут дело.

«ЧТО-ТО НЕ ТО». Когда у меня возникает такое чувство, то я стараюсь дистанцироваться от объекта, который его вызвал. Эта чуйка меня редко подводила в жизни.

Я СКАЗАЛ МАМЕ, ЧТО МОЯ СТОЛИЧНАЯ КАРЬЕРА ЗАКОНЧЕНА. Возвращаясь из томского отпуска в Москву, я решил, что прилечу в Шереметьево, доеду до Белорусского вокзала, выйду и пойму: оставаться или нет? И когда я вышел на вокзальную площадь, то понял, что у меня оборвалось все. Я не хочу здесь находиться, у меня нет ненависти, внутри была пустота, безразличие.

«Бесячие зрители — это тоже театр»: актер Роман Колбин о жизни вне работы, неточных актерах и интуиции. История одной профессии

ДЕНЬГИ В ТЕАТРЕ НЕ ГЛАВНОЕ. Если тебе не нравится работать в театре, если тебе не нравится то, что ты играешь, то зачем вообще этим заниматься? Деньги тебе нужны как человеку. Как артисту они тебе ничем не помогут.

КОГДА Я НЕ ВИЖУ СЕБЯ НА РАСПРЕДЕЛЕНИИ РОЛЕЙ, то спокойно к этому отношусь. Если в этом месте я не работаю, значит, я ищу способ поработать в другом. Так я открыл в Политехе театральную студию.

Я НЕ СЛУЖУ В ТЕАТРЕ, у меня с вами годовой контракт. И если вы его не продлите, то мне нужно будет идти куда-то работать. От этого я не перестану быть артистом, а вы не перестанете быть театром. По этой формуле у меня внутри полная свобода.

МЕНЯ БЕСИТ ФРАЗА «ТЕАТР — ДОМ». Ну как? У тебя же уже есть дом, у тебя есть семья. Мы все, в первую очередь, коллеги. Важно об этом помнить.

«Бесячие зрители — это тоже театр»: актер Роман Колбин о жизни вне работы, неточных актерах и интуиции. История одной профессии

ДЛЯ МЕНЯ АКТЕРСТВО — ЭТО РАБОТА. Когда я выхожу со спектакля или репетиции, то стараюсь максимально быстро забыть про то, что происходило. Пока я снова не приду в театр. Конечно, в жизни проскальзывает актерская профдеформация. Где-то ты более эмоционально разговариваешь или начинаешь заниматься морализаторством. Есть много побочек, но я их стараюсь устранять.

РЕПЕРТУАРНЫЙ ТЕАТР ПОЗВОЛЯЕТ ОЦЕНИТЬ СЕБЯ на длинной дистанции. Допустим, ты играешь какую-то роль. И ты понимаешь: разноплановый ты артист или просто голова в костюме, одинаковый в каждой роли. Репертуарный театр позволяет держать руку на пульсе.

Я НЕ ЗНАЮ, ПОЧЕМУ «КНИГА ВСЕХ ВЕЩЕЙ» СТАЛА МЯГЧЕ. Так придумал Артем [Устинов, театральный режиссер], мы ему доверяли и не ошиблись. Все наши фестивали и выезды лишний раз это доказывают. При этом Артем абсолютно не режиссерский режиссер. Мы обращаемся к нему на вы, мы его слушаемся, понимаем, что он до нас хочет донести. Он достаточно строгий режиссер, но при этом мы ему абсолютно верим.

«Бесячие зрители — это тоже театр»: актер Роман Колбин о жизни вне работы, неточных актерах и интуиции. История одной профессии

ТОМСКУ ТОЧНО НУЖНО ЕЩЕ РАЗ ПОЛУЧИТЬ АРТЕМА УСТИНОВА. Мне кажется, что он вложил в спектакль какую-то личную часть себя, поэтому он получился таким хорошим. «Книга всех вещей» — это удовольствие. Если какие-то постановки становятся «очередными», то этот спектакль я могу играть хоть неделю подряд.

КОГДА ЕСТЬ СВОБОДА ОТЫГРЫША — ДЛЯ ТЕБЯ КАЖДЫЙ СПЕКТАКЛЬ МОЖЕТ СТАТЬ РАЗНЫМ. А такая вариативность дает очень долгую жизнь постановке, потому что тебе каждый раз интересно, что ты на этот раз придумаешь.

ХОЧЕТСЯ НАВСЕГДА ЗАПОМНИТЬ ТЕКСТ И БЫТЬ В НЕМ ТОЧНЫМ. Невозможно точно зафиксировать то, что происходит в спектаклях. Но я пока что с этим справляюсь.

МЕНЯ БЕСИТ ТО, ЧТО ТЕБЕ НУЖНО СОХРАНЯТЬ СВОЮ ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ, НО БЫТЬ КОМАНДНЫМ ИГРОКОМ. Тебе нужно держать спектакль, но если другие не захотят, то ничего не произойдет. Я иногда превращаюсь в такого бесящего коллегу, который заставляет всех учить текст. А дьявол кроется в мелочах. И когда ты в Шекспире начинаешь говорить своими словами, говорить проще, то зритель это заметит. Зритель — не идиот.

«Бесячие зрители — это тоже театр»: актер Роман Колбин о жизни вне работы, неточных актерах и интуиции. История одной профессии

В СВОЕЙ ПРОФЕССИИ МНЕ НЕ ХВАТАЕТ ТОЧНОСТИ. Она прощает ошибки и из-за этого страдает. Зритель не знает всего Чехова, не может разобрать его на цитаты, так что можно где-то поменять текст местами, что-то от себя добавить. Поэтому у артиста есть ответственность — не делать из аудитории дураков. Когда я вижу, что театр пытается [цензура] зрителя, то меня это сильно бесит.

ТЕАТР ДОЛЖЕН ЛЮБИТЬ И УВАЖАТЬ ЗРИТЕЛЯ. Это просветительская организация, мы просвещаем и светим людям. И если мы подсвечиваем хреновый путь, то зачем тогда вообще это делать?

МОЯ ЗАДАЧА — СЫГРАТЬ СПЕКТАКЛЬ. Чтобы был текст, были мизансцены, чтобы я все помнил, чтобы это было слышно и понятно зрителю. Мне нужно, чтобы аудитория получила удовольствие, чтобы он не думал, что зря отдал свои деньги.

БЕСЯЧИЕ ЗРИТЕЛИ — ЭТО ТОЖЕ ТЕАТР. Главное, как ты это воспринимаешь. Начинаешь играть так, что сам перестаешь обращать на них внимание или ты от этого наоборот сдуешься и пустишься в конфликт.

«Бесячие зрители — это тоже театр»: актер Роман Колбин о жизни вне работы, неточных актерах и интуиции. История одной профессии

АРТИСТ СО ЗРИТЕЛЕМ НЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ В ЛЮБОВНЫХ ОТНОШЕНИЯХ. Все эти романы, которые начинаются с «я его увидела на сцене и влюбилась» ничем хорошим не заканчиваются. Бывают, конечно, исключения. Но мне кажется, что это неправильно. Ты влюбляешься не в настоящего человека. Такие отношения должны пройти большой период карантина, чтобы можно было узнать человека, а не персонажа, которого он играет.

Я ПОЛУЧАЮ УДОВОЛЬСТВИЕ ОТ ТОГО, ЧТО МЕНЯ УЗНАЮТ НА УЛИЦЕ только в одном случае. Когда я иду с мамой, для нее это большая радость.

ВАЖНО РАЗДЕЛЯТЬ ПРОФЕССИЮ И ЖИЗНЬ. У меня друзья работают в барбершопе, на стройке. И мне со всеми с ними интересно общаться. Театр — для работы, а жизнь — для жизни. Чтобы поиграть в комп, сходить в бар, встретиться с кем-то и даже не вспоминать про театр.

«Бесячие зрители — это тоже театр»: актер Роман Колбин о жизни вне работы, неточных актерах и интуиции. История одной профессии

ТЫ ОТГЫГРАЛ СПЕКТАКЛЬ, ПОЛУЧИЛ ЭМОЦИИ, ПОДАРИЛ ЗРИТЕЛЮ СВОИ — ЗАБУДЬ ПРО ЭТО. Проживи этот вечер как обычный человек, несмотря на весь адреналин, который из тебя прет.

КОГДА ТЕБЕ НЕИНТЕРЕСНО ВЫХОДИТЬ НА СЦЕНУ — НУЖНО УХОДИТЬ.

«Бесячие зрители — это тоже театр»: актер Роман Колбин о жизни вне работы, неточных актерах и интуиции. История одной профессии