Шедевры деревянного зодчества привлекают в Томск туристов со всего мира и являются «визитной карточкой» Сибирских Афин. Время не щадит никого, и старинные деревянные дома Томска — не исключение: «деревяшкам» нужен косметический и капитальный ремонт, реставрация и регулярные мероприятия по сохранению былой красоты. Много объектов, но слишком мало денег — проблема, актуальная для Томска. Поняв, что у властей не хватает сил и средств, за дело взялись общественники: томичи решили своими силами восстановить старинные деревянные дома. На пресс-конференции в медиа-центре РИА Томск активисты, инвесторы и представители мэрии обсудили, насколько жизнеспособна такая инициатива.

С каждым днем все больше томичей интересуются проблемой сохранения деревянного зодчества в городе. Несколько частных инвесторов самостоятельно восстанавливают старинные дома, а неравнодушные горожане создали проект «Томск Сойер Фест» и своими силами проводят косметический ремонт деревянных домов. В День томича, 9 сентября, волонтеры презентуют результаты работы на своем первом объекте — доме на Дзержинского, 17, построенном в 1898 году.

«В работах приняли участие порядка 45 волонтеров. Это абсолютно разные люди: студенты, научные сотрудники вузов, кандидаты наук, безработные, просто жители дома», — рассказал председатель ТОС «Улица Дзержинского», инициатор фестиваля Андрей Иванов.

Снять отчуждение между Томском и томичами

По словам председателя комитета по сохранению исторического наследия департамента архитектуры и градостроительства мэрии Никиты Кирсанова, пик финансирования сохранения деревянного зодчества из городского бюджета — 70 миллионов рублей в год — был достигнут в 2015 году, после чего объем финансирования резко пошел вниз. С каждым годом сумма сокращается, и уделить должное внимание всем объектам деревянного зодчества чиновники уже не могут.

«Пока в проекте бюджета ремонтные работы на деревянном зодчестве не финансируются в следующем году, хотя эти вопросы обсуждаются. Мне не хотелось бы, чтобы эту ситуацию подавали так, словно бюджет это не делает, поэтому это сделают общественники и арендаторы. Это, конечно, невозможно. Власть, которая обладает большим организационным и финансовым ресурсом, и общественность имеют задачи не взаимозачитываемые. Участие общественности с моей точки зрения необходимо не потому, что она компенсирует остаток финансирования, а для такой сложноформулируемой вещи как гражданское участие. Если люди воспринимают иждивенчески бонусы, которые на них сваливаются сверху, то у них отношение будет таким же, и опять зарастет бурьяном вся эта плитка, фонтаны и благоустройство, если людям будет это чуждо. Снять отчуждение — это возможность в этом участвовать», — подчеркнул Никита Кирсанов.

По его словам, работа с общественностью — это всегда проблема, так как чиновнику гораздо проще сделать работу за бюджетные средства, потому что есть договорные отношения, есть обязательства и контролирующие инстанции. С общественником, бескорыстным энтузиастом работа всегда непредсказуема.

«Занятость чиновников тоже не надо недооценивать, многие вещи не со зла делаются. Инстинктивная реакция любого чиновника, когда где-то кто-то из общественности зашевелился и хочет что-то сделать, — испуг. Сейчас что-то будет. То есть, результат непонятен, а работа увеличится. Если кто-то думает, что общественное участие сразу же на первых порах даст какую-то существенную экономию, то ошибается. Экономии этой не будет. Но я считаю, что общественность нужно всеми силами вовлекать, создавать какие-то организационные условия для этого вовлечения, чтобы снимать отчуждение между горожанами и городом», — отметил Кирсанов.

Он также добавил, что в рамках бюджета некоторые вещи сделать либо невозможно, либо очень трудно. Он привел пример ситуации с воротами на улице Октябрьской, 39. Их демонтировали волонтеры из-за угрозы обрушения, выделить бюджетные средства на демонтаж ворот было невозможно, так как дом находится в частной собственности. Томский инвестор взял старинные ворота на хранение, в настоящее время волонтеры собирают средства на их восстановление.

«Что касается бюджетного финансирования, надо понимать, что чем меньше копейка, тем сложнее ее «вытащить», сложнее за нее отчитаться. Может быть, был бы востребован какой-то фонд, из средств которого можно было бы решать такие мелкие частные задачи, которые администрация не в силах решить, потому что они слишком мелкие.

Ворота по Октябрьской, 39, я назвал, я знаю и другие ворота, там цена 40 тысяч. Бабушка-пенсионерка вступила в схватку со своими соседями, которые решили снести старые ворота, совершенно невзрачные, кстати. Старые ворота простояли там 100 лет, никакой особой эстетики, но бабушка там жила всю жизнь, ей эти ворота дороги. Соседи хотели там профнастильный забор установить, она сказала: «Не дам!» и развела бурную деятельность, собрала 20 тысяч, ей нужно еще 20 тысяч собрать, чтобы эти ворота подправить и переделать. Я как чиновник не могу ей ничем помочь. Со своей стороны, как человек, я взял на себя обязательства, что взнос с отпускных я туда отнесу в копилку, организационную помощь буду оказывать. Мне кажется, нужно, чтобы такое участие продвигалось, чтобы был фонд, из которого можно на мелкие работы выделять каике-то деньги, в первую очередь социально незащищенным слоям оказывать поддержку», — подчеркнул председатель комитета по сохранению исторического наследия департамента архитектуры и градостроительства администрации Томска.

Инвесторы: проблемы с договорами

Ранее мэрия Томска предложила инвесторам отремонтировать старинные дома под собственные нужды и получить скидку до 90 % на аренду здания на время ремонта, а потом платить за аренду один рубль в год. Уточнялось, что срок аренды составит 49 лет. В 2016-2017 годах инвесторам были переданы десять объектов деревянного зодчества.

Однако на деле все оказалось не так просто: инвесторы, получив в аренду дома, с головой окунулись в проблемы с договорами и документами.

Частный инвестор Алексей Дубов, восстанавливающий дом по Фрунзе, 32а, рассказал, что работа с деревянным зодчеством захватывает и «заражает» в хорошем смысле слова, однако радость омрачают сложности с договорами.

«Мы столкнулись с административной стеной. Шли на эту программу, думали, нам везде дорога будет, все говорили, мол, мы вам поможем. Столкнулись с договорными трудностями: договоры не прорабатывались, они составлены как в первый раз. Начали работать — столкнулись с огромным количеством сложностей: это и подключение к коммуникациям, и согласование с проектно-сметным бюро, с департаментом архитектуры, это отнимает огромное количество времени и денег, а дело не движется.

С нашей точки зрения, некорректны договорные обязательства. Например, в договоре сказано, что мы обязательно должны застраховать дом на весь срок аренды. А как мы на 49 лет застрахуем дом, который горел? Никто же на такой срок страховать не будет. И таких юридических проволочек очень много», — сообщил Дубов.

В свою очередь частный инвестор, восстанавливающий дом по Кирова, 27а, Евгений Меняйло добавил, что не стал бы участвовать в программе восстановления дома, если бы не являлся собственником цокольного этажа. Программа не привлекла инвестора как раз договорными обязательствами.

Председатель комитета по сохранению исторического наследия департамента архитектуры и градостроительства мэрии Никита Кирсанов отметил, что это действительно большая проблема, и она всегда будет возникать при работе чиновников с общественниками. Администрация работает по определенному алгоритму, который задан регламентами. И эти алгоритмы, во-первых, никто не хочет менять, а во-вторых, менять их реально сложно. Такой бумажной рутины нет нигде в мире, заметил Кирсанов.

«Арендаторам изо всех сил пытаются помочь. Изменяют регламент, сейчас происходит отладка механизма, в частности, чтобы это работало на потоке, эти регламенты и алгоритмы приходится перестраивать. Я вносил изменения в порядок предоставления документов, это согласование с шестью инстанциями, я согласовал с седьмого раза, сегодня заммэра Александр Цымбалюк подписал седьмую редакцию. Я могу сказать, что инженерных сетей от вас на первом этапе не будут требовать, а до этого было сложно, потому что инженерные сети нужно делать уже параллельно самим работам, а в техзадании сразу был составлен полный состав, что необходимо сдать целиком. К нам приходят арендаторы, спрашивают, мол, мы архитектуру разработали, конструктив разработали, а инженерные сети как мы сделаем еще? Два месяца так все мучились и мучили друг друга. Потом удалось добиться протокольного решения Цымбалюка, что «инженерку» пока не рассматриваем», — рассказал Кирсанов.

Он подчеркнул, что регламенты нужно упрощать, однако здесь нужна осторожность, чтобы не «потерять» старинные дома.

Привлекать профессионалов

Председатель правления ТРО «Союз архитекторов России», руководитель архитектурного бюро «Стиль» Сергей Худяков подчеркнул, что общественность действительно может своими силами восстанавливать старинные деревянные дома в Томске, однако к работе необходимо привлекать профессионалов в данной области, которые смогут сохранить внешний облик объекта и использовать современные инженерные решения.

«Проект должен координироваться людьми, которые понимают, что это такое, профессионалами. Вы вправе сами выбирать, с кем сотрудничать, но все-таки это должно быть на профессиональной основе. Какова позиция охранных комитетов? Она должна быть ко всем одинакова. Как вы умудритесь восстановить изначальный облик здания и при этом выполнить все нормы противопожарные, санитарные — все ныне действующие нормы? Как вы при этой новой инженерии сохраните облик? Когда будет порядок, делайте, что хотите, красьте, но все должно быть в каких-то рамках.

Инициатива, идущая снизу, в целом не решит проблему сохранения деревянного зодчества, сегодня она с этой проблемой экстренно что-то сделает, а кардинально ситуацию не изменит», — уверен Худяков.

Никита Кирсанов поддержал это мнение, подчеркнув, что в проекте должны участвовать и профессионалы, и представители власти. «Нужно, чтобы муниципалитет мог контролировать инвестора, пусть планировку делает любую, но чтобы дом выглядел как раньше, был деревянным», — отметил Кирсанов.

В свою очередь председатель комитета по архитектуре и градостроительству администрации Томской области Юрий Недоговоров подчеркнул, что лично он ничего не имеет против участия общественников в восстановлении старинных деревянных домов, а инвесторам необходимо ставить перед собой задачу именно восстановить объект, а не получить прибыль.

«Подход обозначен, мы надеемся, что в ближайшие оставшиеся месяцы этого года некий  концепт этой программы будет подготовлен. Сейчас со стороны федерации произошли некоторые подвижки, в том числе, в плане отношения к деревянному зодчеству и к объектам культурного наследия. Инвесторы сегодня рассказали о процедурных сложностях, это в городе сплошь и рядом. От этих вещей надо избавляться немедленно, хорошо, что к этому все движется», — подытожил Недоговоров.

Екатерина Руденко